Лука Мудищев

«Лука́ Муди́щев» — анонимная «срамная» поэма второй половины XIX века, отчасти стилизованная под непристойные стихи Ивана Баркова и потому зачастую ему приписываемая. Долгое время поэма передавалась рукописно. О её первой публикации точных сведений разыскать не удалось[1]. Текст поэмы долгое время бытовал в устной и рукописной традициях, вследствие чего поэма ныне существует во множестве разных вариантов.

Содержание

Сюжет

В Москве, в собственном двухэтажном доме, живёт молодая и богатая купчиха, отличающаяся похотливостью и желанием совокупляться по десять и более раз в день. Её муж умирает через год после свадьбы, не выдержав постоянных неистовых плотских утех. В попытках утолить свой сексуальный голод купчиха начинает заниматься сексом со всеми подряд, но по прошествии трёх лет и это занятие перестаёт доставлять ей удовольствие, так как никто не может её удовлетворить. Вскоре у неё появляется навязчивая идея найти мужчину с огромным членом.

Для этого она обращается к свахе-мещанке Матрёне Марковне, которую «за сваху ловкую считали во всех купеческих домах». Не ограничиваясь только ролью свахи, Матрёна активно занималась и сводничеством. Вызвав её к себе, купчиха просит найти ей «крепкий хуй, здоровый, не меньше, чем восьмивершковый». В другом варианте купчиха говорит о ещё больших размерах: «Мне нужен крепкий хуй, здоровый, Не меньше десятивершковый...», на что Матрёна отвечает: «Трудненько, милая, трудненько, Такую отыскать елду, Ты с десяти-то сбавь маленько, Вершков на восемь так найду!» (согласно действовавшим с 1835 года веке соотношениям, 8 вершков равнялись 35,6 см, а 10 вершков — 44,45 см.). Подумав, сваха вспоминает о дворянине Луке Мудищеве: «Ему не то что баб скоблить, а, будь то сказано не к ночи, такой елдой чертей глушить!». Описывая Луку как видного и дородного мужчину, сваха говорит о его полнейшей бедности: «Сидит без брюк и без сапог — всё пропил в кабаке». Купчиха, услышав это, требует одеть Луку поприличнее и привести его завтра вечером к ней в дом, обещая, что не пожалеет на это денег.

Далее повествуется о Луке Мудищеве и о древнем дворянском роде Мудищевых, представители которого «имели вотчины, деревни и пребольшие елдаки». Распутный дед Луки спустил все свои имения и капиталы, и Лука «был нищим с самых юных лет». Помимо бедности, «имел он на беду величины неимоверной восьмивершковую елду», из-за чего ни одна женщина, «узрев такую благодать, не соглашались ему дать». Кроме того, «про него носился слух, что он елдой своей до смерти заёб каких-то барынь двух». И вот сорокалетний Лука, не имея ни друзей, ни жены, ни любовницы, ни детей, ни денег, жил в коморке возле кабака, где «хуй свой длинный проклиная, тоску-печаль в вине топил».

В условленное время сваха приводит к купчихе похорошевшего Луку: «Причёсан, тщательно побрит, одет в сюртук щеголеватый, не пьян». После непродолжительного разговора купчиха предлагает Луке заняться плотскими утехами, однако едва только Лука начинает с ней совокупляться, купчиха сожалеет об этом: «Как будто ей всадили дышло, купчиха начала кричать и всех святых на помощь звать». На крики купчихи прибегает сваха Матрёна, но в результате умирает от пролома черепа, вызванного ударом фаллоса Луки по её голове. Вскоре гибнет и сам Лука, т.к. купчиха сумела откусить ему мошонку. В конце концов и сама купчиха умирает от тяжёлых травм.

Время написания и судьба произведения

«Лука Мудищев» долгое время бытовал в устной и рукописной традициях, поэтому достаточно сложно установить дефинитивный вариант текста «Луки». Ещё труднее без обращения к источникам установить авторство и время написания поэмы. Фактически, авторство «Луки» коллективное, и текст поэмы формировался и видоизменялся в течение нескольких десятилетий[1].

В 2014 году был найден анонимный рукописный текст, нанесённый крупным почерком орешковыми чернилами на тряпичной бумаге, и снабжённый иллюстрациями переписчика. Листы сшиты белыми нитками в тетрадку. Имеется указание места написания: «[Москва]». Текст не датирован и не имеет прологов, начинаясь со слов «Дом двухэтажный занимая // В родной Москве жила-была // Вдова — купчиха молодая, // Лицом румяна и бела…» По особенностям рисунков и почерка филолог Наталья Филатова предположила, что этот список был написан не ранее шестидесятых и не позднее восьмидесятых годов девятнадцатого века. Текст переписан довольно грамотно, ритмическая структура практически нигде не нарушена. Примечательно, что имя Баркова в тексте нигде не упоминается; по мнению Натальи Филатовой это означает, что произведение было переписано вскоре после его создания[2].

В современной культуре

Писатель Михаил Елизаров включил в свой роман «PASTERNAK» (2003) такие рассуждения одного из действующих лиц — отца Григория: «Художественные ландшафты разнятся только степенью демонического… Вред от грубого скоморошничания „Луки Мудищева“ невелик. Откуда там завестись дьяволу? Спрятаться негде. А заумный пафос какой-нибудь «Розы Мира» в сотни раз опаснее своей лживой спиритической мимикрией под духовность»[3].

Литература

  • Зорин А. Л. Барков и барковиана. Предварительные замечания. // «Летите, грусти и печали…». Неподцензурная русская поэзия XVIII—XIX вв. М., Littera, 1992, стр. 38—49.
  • Илюшин А. А. О русской «фривольной» поэзии XVIII—XIX вв. // «Летите, грусти и печали…». Неподцензурная русская поэзия XVIII—XIX вв. М., Littera, 1992, стр. 9—37.
  • Богомолов Н. А. О поэме «Лука Мудищев» // Под именем Баркова: эротическая поэзия XVIII — начала XX вв. М., Ладомир, 1994, стр. 340—344.
  • Сапов Н. С. Посильные соображения. // Под именем Баркова: эротическая поэзия XVIII — начала XX вв. М., Ладомир, 1994, стр. 346—361.
  • Тарановский К. Ф. Ритмическая структура скандально известной поэмы «Лука» (пер. с англ. И. Д. Прохоровой). // Под именем Баркова: эротическая поэзия XVIII — начала XX вв. М., Ладомир, 1994, стр. 335—339.
  • Хопкинс У. Х. Анализ поэмы «Лука Мудищев». // Под именем Баркова: эротическая поэзия XVIII — начала XX вв. М., Ладомир, 1994, стр. 329—334.

Примечания

Ссылки