микаса цукаса что значит

Глава 4: Тетрафобия

В штабной избе сильно пахло хлоркой. Снаружи тянуло соленым бризом и пропавшим крабьим мясом. Небо излучало злобное безразличие, и не успел Всеволод задуматься на тему, бывает ли безразличие злобным, его отликнул старший по званию товарищ капитан Прохор Сидорович по фамилии Звягинцев, специлист по короткоствольному оружию и транзактному анализу в психологии.

Всеволод развернулся захватить брезентовый плащ, забытый на скамье в переговорной пристройке (именно в ней допрашивали крабобраконьеров, пойманных в окрестных водах), в дверях столкнулся с радистом Филином, казалось, медленно плывущем в обтекаемом табачном дыму. Радист, такой же небритый, как и невыспавшийся, одетый в синие треники и черную борцовку, стучал зубами «Танец с саблями», пугливо озираясь на изображение Президента. Господин Президент. Парадный портрет. Серьезен и вместе с тем сентиментален, как на церемении инаугурации.

Закутавшись в линялый брезент, неумело изображая шаркающую кавалерийскую походку, Всеволод приблизился к южной оконечности мыса Анана на входе в Крабовую Бухту, где в вечернем сумраке маячил силуэт капитана. Звягинцев возвышался над грудой обломков, засыпавших побережье еще прошлой ночью. В дрожащей его деснице дергал пятном света латунный походный фонарь, наспех добытый из вещмешка.

Фонарь выбил из сумеречной слизи фрагмент бортовой оснастки японского пикирующего бомбардировщика времен Второй Мировой. Всеволод готов был сквозь землю провалиться, помянуть всуе саму Кузькину Мать, а также дать свою крайнюю плоть на отсечение, но в характерном изгибе хвостового оперения он без колебаний узнал «Аитчи D3A1» 99-го типа. Да-да, тот самый «Вэл», хорошо известный по военной хронике: ангел смерти, что, находясь в гуще себе подобных, атаковал Перл Харбор 7 декабря 1941 года.

Оборванный край цельнометаллической обшивки содержал слегка поблекшее, но все еще различимое изображение мультяшной девочки в школьной форме: длинные, красиво разлетающиеся прядки черных как смоль волос, огромные, как полноводные озера, глаза: один игриво прищурен, другой широко распахнут и хранит в себе миллиард бесовских искорок. Порхающая плиссированная юбочка. На боку – огромная сумка-почтальонка, увешанная тонной пестрых значков. Сверху – несколько иероглифов кандзи. Справа – несколько символов такой же загадочной катаканы.

Капитан был слегка подшофе, видимо, поэтому слишком пристально рассматривал юбку и грудь японской школьницы, прежде чем переметнуть световое пятно на другое скопление обломков, среди которых Всеволод успел разглядеть трехлопостной воздушный винт накадзимовского торпедоносца «B5N2» и цилиндр еще какого-то японского истребителя. Фонарь потух, майор выругался.

Двое мужчин, продрогших до костей, устремились на квартиру: согреваться чифирем и обсуждать последние новости.

Всеволод понимал, что капитан жаждет продолжить утренний разговор, но желание убраться с Шикотана (хотя бы к черту на рога!) не прекращало щекотать виски. Морское великолепие, холод и сырость заставляли мечтать о том, чтобы его взвод в следующий раз закинули куда-нибудь в солончаки – или в горы, где до сих пор отращивают бороды фанатики-сепаратисты. В любом случае, ему хотелось помахать Курилам обшлагом бушлата. И так, чтобы навсегда.

Обойма из небритых спецназовцев, оглохших от волн. Чифирь на длинном столе с низкой посадкой. Два месяца просиживания дыр на Шикотане. Президент смотрит со стены. Сардоническая ухмылка поперек глянца.

Филин, закутавшийся в отравленный бризом плащ, поковылял до радиорубки, расположенной в пристройке неказистого блочного здания, именуемого штабной избой. За Филином последовал пристыженный Квентин. Надо отметить, что штатный переводчик, выписанный, как в былые времена, из старой доброй Британии, был не слишком хорош ни в русском, ни в японском. Зато, как по секрету всему свету рассказал капитан Звягинцев, Квентин был одним из нескольких человек в мире, владеющих аккала (мертвый такой саамский язык), использовавшимся для посланий в центр, а также для расшифровки распоряжений, идущих из центра. Что за специалист присутствовал на обратной стороне, Квентин не знал. Не знал об этом никто из роты; взаимодействие с центром было делом еще более тонким, чем ловля японских браконьеров в спорных водах.

…Распахнулась дверь, и взору спецназовцев предстал Квентин, приткнувшись лицом в растопыренные, как у летучей мыши, пальцы. Губы бормотали, глотка издавала скулящие звуки. По английскому лицу в несколько речейков струилась нелепая темная кровь.

Капитан светил керосинкой, пытался соединиться по рации с пограничной заставой. Никто не отвечал, и Звягинцев, матерясь и топоча, месил размытый песок по дороге к морю. Спартанский плащ трепетал крыльями новорожденной бабочки. Последний дом в поселке открывал вид на величавую Крабовую бухту. Побережье, заваленное обломками, распахнуло водную гладь лишь наполовину – до мыса Анана, откуда доносился размеренный монотонный скрежет. По водной глади струилась лунная дорожка: небо очистилось за считанные минуты – в стратосфере бушевали потоки; по земле тянуло прохладой.

А на вершине огромной мусорной кучи, – казалось – деталью сардонической луны – высился огромный силуэт. Длиннополые одежды, пучок волос над головой. Изогнутый меч на поясе. Словно пямятник седой старине – или краеугольный обелиск, наполненный душами утопленников.

Всеволод слишком поздно понял, что руки намертво впились в плечи умирающего, обшитый металлом бушприт (но разве бывают бушприты на кораблях с паровыми машинами?!) опрокинул их вниз, и механические вопли стрельбы раздавались уже где-то со стороны небосвода, гнавшего техническую вату облаков: прочь от Японии – да в Хабаровский край. Всеволоду вспомнилось название тяжелого флагмана из флотилии адмирала Того Хэйхатиро – «Микаса», мгновенно морфировавшее в испанское «микаса-цукаса», означающее «мой дом – твой дом». Разгоняя мысли об интернациональном гостеприимстве, Всеволод, пытался подняться на ноги, но тело плохо слушалось, оседало куда-то назад, по направлению к распростертому трупу капитана Звягинцева, чьи вечные озера отражали лунный свет, струящийся отовсюду.

Лишь в этот миг Всеволод догадался, что лунный пришелец – вовсе не памятник погибшим при Цусиме, а живущий и функционирующий ниндзя – супостат земель нихонских!

Всеволод перевел взгляд на огромного человека в ориентальных одеждах и ощутил, как достают до костей иглы озноба. Упрямые глаза твердили иллюзию, в которой несколько десятков корабельных обломков порхали в воздухе, в свободном пространстве: где ни кислорода, ни логики. Металл, погибший в те времена, неистово впитывал и рикошетил пули – защищал врага от свинцовых аргументов. Ими все еще сыпали уцелевшие бойцы из роты капитана Звягинцева.

Плохо различимая реальность – в комнате смеха из нахлынувших слез – Всеволод окунул глаза в лунный свет. Корабельный мусор, помеченный луной («Junk! Junk!» – поутру выкрикивал Квентин), перемещался в строго отведенном пространстве воздуха. Прихоть или граница вражьих способностей – это еще предстояло выяснить. И кто-то должен был это сделать.

Боец встал в полный рост и рванул чеку, прежде чем громозкий воздухозаборник, прилетевший со стороны лунного человека, не припечатал смельчака ниже собственной тени. Краем глаза Всеволод узнал Ивана Тайлера. Спецназовец остался жив, даже стремился вернуться на ноги, когда шальная стеньга на бесчеловечной скорости взорвала ему горло.

— Фли! Плиз, фли! – это Квентин шепелявил в ухо. Как блоха – в сторону складов, от моря, к лесу. Не видел, не понимал – залитый кровью, реальностью.

По левую руку тянулся восточный склон холма, перерастающего в сопку – ношеное платье из лысеющего леса. Лодыжки тянули к границе водораздела, в центр острова. Пирс был едва различим за стенами нескольких складов, но вечерняя мгла приоткрывала мачты кораблей береговой охраны. Издалека слышалась возня, крики; воздух прорезало несколько ружейных выстрелов.

Всеволод знал, что бухта скрывала от гнева морских богов четыре военных корабля и четыре сейнера, оснащенные всем необходимым для ловли крабов. Что же конкретно происходило в бухте, он едва ли мог предположить.

В стороне от мыса Анана, у подножия которого свершилось побоище, раздался такой же скрежет, что и раньше. Несколько всполохов пламени, вопли, сигнальная ракета в небо, – и грохот, еще несколько секунд гуляющий аритмичными скачками по Крабовой бухте. В этот бедлам вклинилось дыхание самого Всеволода и жалостливые подвывания Квентина, бегущего вдоль по проулку – в сторону автомобильной дороги в Малокурильское.

Робкая весенняя растительность под ногами, снега на сопках еще видимо-невидимо. Деревянные жилица, черепица, теплые печки в изразцах. Где же рыбацкие семьи? Грузчики? Водители?

Всеволоду показалось, что переводчик читает магическое проклятие, а если точней, – бредит от потери крови и вследствие дистресса.

Шаг левой, шаг правой – и Всеволод оглянулся, как оглядываются на Содом, – по направлению к лунному свету и грохоту.

Ночное светило разгоралось ослепительно и величаво, подстать африканскому солнцу. Под луной, напротив блочных и бревенчатых строений Крабозаводского, почти что в ряду с покинутыми кораблями береговой охраны стоял, покачиваясь, фантастический монстр. Огромный зверь о шести ногах, с двумя несоразмерными клешнями, нагрудным панцирем с закатным мерцанием цифры «4» из горящего мазута, он напоминал обитающее за гранью добра и зла морское нечто, коего пробуждения боялись древние культисты.

Прищурившись, Всеволод сразу отметил детали: массивные корабельные винты по обе стороны головы, мощная колючая архитектура рангоута за спиной, массивная обшивка броненосцев укрепляла грудную клетку. Шесть крабьих членистых конечностей, состоящих из бесформенного корабельного и авиационного «джанка», дружно шевелились в сторону человеческих домов и складов, издавая тот самый леденящий душу скрежет, в котором Всеволоду уже наяву мерещились настоящие японские слова!…

«Отвечай: чем ты занимался в жизни?»

Трупы ребят поутру нашли спецназовцы с Итурупа. Их с Квентином отыскали в лесу. Переводчика он больше не видел. На допросах повторял одно и то же. Одно и то же. Одно и то же. Одно и то же. Одно и то же. От него отстали. Лишили всех званий. Разрешили вернуться.

Он был на Морском кладбище во Владивостоке. 54 закрытых гроба – прямым рейсом с Шикотана. Самое тяжелое утро. Он не смел плакать. Не смел молить о пощаде.

Он вернулся. Старый новый год в новой старой квартире. Ее адские духи, кружевная сорочка, ресницы. Его работа, его «ышка», его младшая сестра, Аня, и ее сын. Антон.

Его лучший друг Миша. Хороший, годный психолог. В помощь Антону. Специалист по японской мультипликации, компьютерным играм и девиантному поведению. Единственный человек в мире, кому он мог бы рассказать, что действительно случилось на Шикотане в лысеющем лесу в ту самую ночь.

Ее глаза, наполненные озорными искорками. Девочка в розовом платье. Антон падает, летят стулья. Огромный бритый охранник спешит на помощь. «Дом Тысячи Озер».

Карета скорой помощи на привокзальной площади. Антон в крови. Приемный покой. Реанимация. Кома.

Ее глаза, наполненные озорными искорками. Лес на вершине сопки. Переводчик Квентин кривится лицом. Теряет рассудок. Навсегда, насовсем.

Он японского не знал – и не узнает. Это и спасло.

Лучший друг Миша. Падение из окна, с четвертого этажа.

Девиантный подросток Марина. Она же – Хитоми.

Смерть по дороге в реанимацию. Его лучший друг Миша.

«Отвечай: чем ты занимался в жизни?»

Берег острова чист.

Вся Крабовая бухта полностью избавлена от мусора.

Обломки, левитировавшие вокруг огромного японца: где они?

15-метровый монстр из прессованного корабельного мусора.

Генобот 2.3 – на записи он двигался, издавая такой же скрежет!

И девичьи глаза, полные лучезарных искорок!

Розовое платье в саамском «Доме Тысячи Озер».

И фиолетовое – в лесу Шикотана.

* * *
Всеводод тащился, куда ноги глядят. Глаза застилали слезы. В руке – бутылка шампанского. Уже вторая. В целофановом пакете – еще две: хороший яблочный сидр и дрянное виски.

Ему плевать на Стены и Порядки. Сегодня он доберется до самого Президента, на пару-тройку дней покинувшего Столицу, дабы в рамках официального визита навестить родной город. Он расскажет все, что должен был поведать еще в том году, на первом допросе.

На подступах к площади Всеволод понял, что лишен способности слышать, а сквозь набегавшие слезы различал лишь порхающие тени – словно плащ капитана Звягинцева, словно крылья новорожденной бабочки. Вечность имела запах нефти, а дущу изнутри выжигал горящий мазут.

Наконец, Всеволод увидел, мужчин на лошадях. В полном обмундировании. В шлемах-«космонавтах», вооруженные мечами, щитами и дубиками, они мчались через площадь, размазывая людское мессиво по брусчатке тонким, едва различимым слоем. Всадники на полном скаку преследовали совсем молоденькую девушку.

Пряди черных как смоль волос. Плиссированная юбка, одетая не по погоде. Сумка-почтальонка, истыканная пестрыми значками. Первый всадник выхватывает фитиль мазутной горелки, поджигает ее и делает широкий замах над головой беглянки. Девушка издает оглушительный крик о помощи. Крик, рвущий оцепенение.

Всеволод шагает вперед – с бутылкой шампанского. Шампанское разбивается о шлем одного из «космонавтов», человек падает с животного. Еще один всадник стреляет, но промахивается. Третий успевает отразить бутылку сидра, в то время, как четвертый сбивает девушку с ног и обрушивает на нее свою горелку.

Источник

1518025724 1. mikasa i sikisima

Броненосцы «Микаса» и «Сикисима». Картина пензенского художника мариниста А.Заикина.

1518025711 2 i

Спуск броненосца на воду.

Корпус собирался из высокосортной кораблестроительной стали и имел поперечную систему набора корпуса. Схема – однопалубная, с незначительным завалом носовых шпангоутов, но завал по миделю и в кормовой части был заметно выражен. Корпус был поделен на множество отсеков и имел много водонепроницаемых переборок, что повышало его защищенность от торпед. К числу особенностей броненосца относили наличие двойного борта и двойного дна. Бронирование борта доходило до уровня броневой палубы.

1518025738 3

«Микаса» вскоре после вступления в строй.

В лучших традициях эпохи «после Лиссы» броненосец имел в носу таран и обладал заметной седловатостью, то есть имел прогиб верхней палубы. Для стабилизации корабля во время качки на днище были установлены боковые кили. К этому времени английские судостроители разработали состав Hartman Rahtien для покрытия подводной части корпуса, который предотвращал ее обрастание ракушками и повышал скорость хода.

1518025723 4. eskadrennyy bronenosec mikasa fevral 1905 goda

«Микаса» в феврале 1905 года.

Полное водоизмещение корабля составляло более 16000 тонн, а его максимальная длина – 132 метра при средней ширине корпуса в 24 метра и осадке восемь метров. От всех других броненосцев английской постройки «Микаса» отличался заметно меньшим расстоянием между барбетами его 305-мм орудий. В результате дизайн верхней части корабля, то есть его надстроек, стал более компактным, но из-за этого конструкторского решения сделало размещение 152-мм орудий среднего калибра в отдельных казематах невозможным, вернее таковых на нем на верхней палубе поставили всего четыре, для четырех орудий.

1518025734 4a battleship mikasa from jfs1906 cropped

«Микаса»: схема расположения артиллерии и бронирования.

Первый броневой пояс шириной около 2,5 м шел по ватерлинии, возвышаясь над ней примерно на 70 см. Максимальная его толщина достигала 229 мм, но в районе подводной части она постепенно уменьшалась до 127 мм, а в оконечностях составляла 127-102 мм. В районе цитадели шел второй пояс из 152-мм брони, доходивший до батарейной палубы, а выше него располагался еще и третий, тоже 152-миллиметровый, с прорезанными в нем орудийными портами, защищавший батарею из 10 шестидюймовых орудий, между которыми были устроены броневые переборки, отделявшие одно орудие от другого. Так у японцев в руках оказался корабль, имевший на борту 14 152-мм пушек, рассредоточенных таким образом, что на каждый борт приходилось по 7 орудий. Это было на две пушки больше, чем имели новейшие русские броненосцы типа «Бородино», у которых 12 орудий находились в двухорудийных вращающихся башнях. Данное решение было вполне, и даже более современным, чем традиционно британское размещение орудий в казематах, но в случае повреждения башни (даже если она всего лишь перекосилась на катках из-за разрыва или удара снаряда) из строя выходили сразу две пушки, а вот у японского корабля их нужно было «отстреливать» по одной! «Противоминный калибр» корабля состоял из 20 орудий 76-мм, расположенных в носу, в корме и в центральной батарее, находившейся над броневой палубой.

1518025762 5. 12inchcpcmkviiashelldiagram

Барбеты, а не башни, главного калибра (в этом английские корабли также отличались от российских) и боевую рубку корабля защищала 356 мм броня. Траверзы верхней палубу имели рациональные углы, поэтому конструкторы поставили сюда броневые листы толщиной 152 мм и этим существенно облегчили этот корабль. Все орудийные установки по бортам прикрывали броневые листы в 152 мм, то есть в районе цитадели корабля был забронирован практически весь борт до главной палубы. Верхняя палуба была бронирована 25 мм броней. Нижняя палуба (внутри самой орудийной цитадели) бронировалась 51 мм листами (при этом ее скосы в сторону борта имели толщину 76 мм). Толщина брони карапасной палубы составляла 76 мм. Для рубки использовалась броня разработки фирмы «Крупп» толщиной 356 мм, но вот кормовую рубку защитили слабее. Там броня была всего 76 мм. Причем именно «Микаса» стал первым японским кораблем, для бронирования которого была применена именно крупповская броня. До этого англичане использовали гарвеевскую броню, но германская оказалась лучше на 16-20%. О том, какое значение имело повышение качества брони при уменьшении ее веса, говорит такой показатель, как вес брони на корабле. На «Микасе» ее вес достигал 4091 тонн, то есть фактически 30% от его водоизмещения.

1518025860 5a yokosuka mikasa 08 2010

При конструировании корабля была выбрана двухвинтовая схема. «Сердцем» «Микасы» стали три трехцилиндровые паровые машины «тройного расширения» фирмы «Виккерс», пар для которых вырабатывали 25 котлов водотрубных системы Бельвиля, выдерживающих максимальное давление пара 21 кг/см². Тягу в котлах обеспечивали две дымовые трубы диаметром более четырех метров каждая! Общая мощность силовой установки корабля равнялась 16000 л/с, что давало ему возможность развить максимальную скорость 18 узлов. При этом дальность его плавания экономическим ходом в 10 узлов составляла 4600 миль.

1518025869 6. a09b

Памятник адмиралу Того перед его кораблем-флагманом.

1518025828 7. mks10 m

Вот таким он был, если посмотреть на него вблизи.

1518025905 8. mikasa12b

Возле корабля-мемориала всегда людно. Японцы любят посещать «интересные места» и группами, и семьями, и поодиночке.

1518025965 9. mikasa11b

То, что корабль зарыт в землю, очень удобно. Рядом с ним можно посидеть, дотронуться до его бортов, а то даже и велосипед прислонить – пусть постоит, подождет хозяина.

1518025960 10 mikasa14b

Среди недостатков корабля специалисты отмечали слишком уж низкое по отношению к поверхности воды расположение большинства 152-мм орудий. Вот если бы они находились на месте 76-мм, то проблем с ведением огня в свежую погоду не было бы никаких!

1518025938 12 mikasa16b

Якорь и носовая орудийная установка 305-мм орудий.

1518026069 13 mikasa17b

Барбетная установка орудий главного калибра, прикрытая сверху броневой коробкой.

1518026095 14

1518026052 15 28 noyabrya 1947 goda idet demontazh glavnogo kalibra

28 ноября 1947 года, идет демонтаж главного калибра.

Зато в ночь с 11 на 12 сентября во время стоянки на базе в Сасебо на корабле от невыясненных причин сдетонировала часть боезапаса в корме и броненосец быстро затонул на глубине в 11 метров, то есть, по счастью, не очень глубоко. На корабле погибли 256 матросов, еще 343 человека получили ранения, многие из которых также оказались смертельными. В корпусе образовалось огромное отверстие, которое позже заделали, так что через 11 месяцев корабль снова вступил в строй, но окончательно последствия этого взрыва были устранены только лишь два года спустя. Во время Первой Мировой войны корабль нес патрульную службу у побережья Японии, принимал участие в интервенции против Советской России и смог даже постоять на рейде бухты Владивостока. В сентябре 1921 года он налетел на камни у острова Аскольд вблизи Владивостока и вновь получил серьезные повреждения, после чего в 1923 году из состава флота его исключили.

1518026134 16 1948 god

В 1948 году корабль выглядел вот так!

1518026128 17. kemp tolli vysazhivaet palmu v chest admirala nimica v parke vozle mikasy vo vremya torzhestv po sluchayu 6

Контр-адмирал Кемп Толли высаживает пальму в честь адмирала Нимица в парке возле «Микасы» во время торжеств по случаю открытия мемориала 2 июня 1961 года.

Поговаривают, что Советский Союз в это время несколько раз выступал с требованием полностью уничтожить бывший флагман адмирала Того. Но тут у «Микасы» неожиданно появился могущественный защитник и не кто-нибудь из местных, а Честер Уильям Нимиц, адмирал флота США и Главнокомандующий Тихоокеанского Флота и Прилегающих Территорий в годы войны, принимавший капитуляцию Японии в качестве представителя американской стороны.

1518026162 18. ceremoniya otkrytiya memoriala mikasa 27 maya 1961 goda na pervom plane predstaviteli ot ssha kontr admiral kemp tolli s suprugoy

Церемония открытия Мемориала «Микаса» 27 мая 1961 года. На первом плане представители от США контр-адмирал Кемп Толли с супругой.

Он предложил восстановить «Микаса» в качестве памятника, а поскольку стоило это недешево, подарил фонду восстановления музея списанный американский танкодесантный корабль, который японцы продали на металлолом и таким образом собрали треть нужной суммы.

1518026186 19. mikasa yoko

Старый корабль готов выйти в море!

Ремонт старого корабля начался в 1959 году, а уже в начале 1961-ого «Микаса», от которого к этому времени остался один только корпус, был фактически отстроен заново. Правда, многие из утраченных элементов пришлось заменить муляжами, но все же это было лучше, чем ничего. Открыт для посещений он был 27 мая 1961 года, и день этот был выбран явно неслучайно! 76-летний адмирал Нимиц прибыть на церемонию не смог, но делегация от США, разумеется, приехала.

1518026250 20. 2268.970

Модель броненосца «Микаса» в масштабе 1:200.

Вот так, благодаря стечению всех этих случайных обстоятельств броненосец «Микаса» дожил до сегодняшнего времени и его можно посетить и осмотреть. Специалисты считают, что он не является идеалом реконструкции, но, тем не менее, на сегодня это единственный сохранившийся хотя бы как-то броненосец, построенный на рубеже веков. Впрочем, издали он выглядит так, как если бы стоял у причальной стенки, готовый к походу. В Японии этот корабль-памятник очень популярен. А его сборную модель из бумаги или пластмассы вам предложит практически любой сувенирный магазин.

Источник

IJN Mikasa (1900)

240px Mikasa a11

24.01.1899 Заложен
08.11.1900 Спущен на воду
01.03.1902 Выход на испытания
20.09.1923 Выведен из боевого состава
15140 / 15979 т. Водоизмещение
(стандартное/полное)
131,7 / 23,23 / 8,28 м. Размерения
(длина/ширина/осадка)
2 вертикальные трехцилиндровые паровые машины тройного расширения/25 водотрубных котлов Бельвиля / 16341 л.с. Главная ЭУ
(тип/мощность)
2 ед. Количество валов
18,45 / 10 узл. Скорость хода
(полная/экономичная)
? / 4000 миль Дальность плавания
(полным/экономичным ходом)
700/1521 т. Запас топлива
2 вертикальные трехцилиндровые паровые машины тройного расширения/25 водотрубных котлов Бельвиля / 16000 л.с. Главная ЭУ
(тип/мощность)
2 ед. Количество валов
18 / 10 узл. Скорость хода
(полная/экономичная)
? / 4000 миль Дальность плавания
(полным/экономичным ходом)
700/1521 т. Запас топлива
830 / 935 (включая штаб командующего флотом) чел. Общая численность
40 чел. Офицеры
790 чел. Матросы

Артиллерия главного калибра

150px IJN Mikasa %281900%29 title

Содержание

Общие сведения

На момент создания эскадренный броненосец IJN Mikasa стал самым большим и сильно вооруженным броненосцем Японии и одним из сильнейших кораблей всего мира. Он принимал участие в качестве флагманского корабля адмирала Хэйхатиро Того в Русско-японской войне. Участвовал в осаде Порт-Артура и в Цусимском сражении. Принимал участие в Первой мировой войне, охраняя побережье Японии. В 1926 году был превращен в корабль-памятник в порту Йокосука.

История создания

Предшественники

Предшественниками IJN Mikasa были броненосцы IJN Fuji и IJN Yashima, которые были заложены на английских верфях в 1894 году и вошли в состав Японского флота в 1897 году.

Предпосылки к созданию

После победы в войне над Китаем в 1895 году, которая стала совершенно неожиданной для мирового сообщества, Япония не смогла полностью удовлетворить свои имперские амбиции. Под давлением России ей пришлось отказаться от претензий на Маньчжурию и отдать ранее захваченный Люйшунь (Порт-Артур). Потому что противостоять русской эскадре, стоявшей в Чифу и состоявшей из 11 кораблей, Япония была еще не готова. Но в японском руководстве прекрасно понимали, что война с Россией неизбежна и победа в ней, из-за особенностей будущего театра боевых действий, в основном зависела от господства на море. Этот факт и был положен в основу 10-летней судостроительной программы 1895-1896 годов, которая называлась «Гасинсётан» («Настойчивость и решимость»).

Проектирование и постройка

150px Mikasa 00 01

150px Mikasa 00 00

Чертеж главной цитадели.

150px Mikasa 00 02

150px A Mikasa 027

Чертеж броненосца из Национального Морского Музея в Гринвиче, Англия.

Поскольку верфи Японии не могли выполнить поставленную задачу по производству новых кораблей, IJN Mikasa был заказан в Великобритании. Корабль был спроектирован английским инженером Д.С. Макроу на основе проекта британских броненосцев класса «Канопус». Эскадренный броненосец I-класса IJN Mikasa был заложен в Англии в Барроу на верфи фирмы Викерс («Vickers, Sons & Mahim») 24 января 1899 года. Спуск на воду броненосца состоялся 8 ноября 1900 года. Введен в строй 1 марта 1902 года, по завершению испытаний. Стоимость постройки IJN Mikasa составила по разным оценкам от 930 000 до 1 000 000 фунтов стерлингов, что соответствовало 4 миллионам американских долларов на тот момент.

Описание конструкции

900px Mikasa 016

magnify clip

Корпус

200px Mikasa 008

magnify clip

Как и все остальные броненосцы, построенные по программе 1895-1896 годов, IJN Mikasa был спроектирован и построен по типу британских броненосцев кораблестроительной школы сэра Вильяма Генри Уайта.

Корпус изготавливался из судостроительной стали с поперечной системой набора. Броненосец был гладкопалубным, с небольшим развалом носовых шпангоутов и довольно большим завалом борта на миделе и в корме. Внутри корабля были устроены водонепроницаемые переборки, делившими внутренние помещения на небольшие отсеки, что способствовало лучшей живучести корабля при попадании торпед. Двойное дно на протяжении большей части корабля переходило в двойной борт, поднимавшийся до броневой палубы. IJN Mikasa имел кованый стальной таран. Верхняя палуба имела небольшую седловатость. Для того, чтобы уменьшить качку, на броненосце были установлены боковые кили. Подводная часть корпуса была покрыта усовершенствованным составом Hartman Rahtien.

Водоизмещение броненосца – 15140 т. (полное – 15979 т.)

Длина наибольшая – 131,7 метров, а между перпендикулярами – 122 метра. Ширина – 23,23 метра, осадка средняя – 8,28 метра.

Бронирование

200px Mikasa 019

magnify clip

В отличии от других броненосцев, построенных для Японии, у IJN Mikasa было меньшее расстояние между осями барбетов 305-мм орудий, что повлекло за собой уменьшение цитадели и невозможность разместить 152-мм орудия в индивидуальных казематах. Из-за этого на броненосце было три броневых пояса. Главный броневой пояс был в высоту 2,36 метра и возвышался над ватерлинией на 0,76 метра. Толщина в районе миделя была 229 мм и под водой постепенно уменьшалась до 127 мм. К краям цитадели пояс становился тоньше (до 178 мм), а в оконечностях за главными броневыми траверзами толщина уменьшалась до 102-127 мм.

В районе цитадели, над главным броневым поясом, борт до верхней палубы был защищен 152-мм броней.

Третий броневой пояс доходил по высоте до верней палубы и защищал батарею шестидюймовых орудий. В отдельных казематах устанавливались только четыре 152-мм орудия, стоявшие на главной палубе. Они имели броню 152 мм с внешней стороны и 51-мм – с внутренней.

Броневое прикрытие орудийных установок составляло 254 мм в лобовой части и 203 мм в боковых частях и крыше.

Верхняя палуба имела броню в 25 мм. Толщина бронирования нижней палубы внутри цитадели была 51 мм (на скосах – 76 мм). Карапасная палуба имела бронирование до 76 мм.

Броня, впервые на японских броненосцах, была закалена по способу Круппа и по сравнению с гарвеевской имела повышенную сопротивляемость на 16-20%. Общий вес брони на IJN Mikasa составлял 4091 тонн (что равнялось 28,5% от нормального водоизмещения).

Энергетическая установка и ходовые качества

200px Mikasa 040

magnify clip

Гребные винты на броненосце были четырехлопастные из марганцевой бронзы.

Запас угля хранился в бункерах, идущих вдоль каждого борта на протяжении машинно-котельных отделений; по высоте они доходили до главной палубы и обеспечивали дополнительную защиту. Нормальный запас угля составлял 700 т, общий объем угольных ям достигал 1521 т. Расчётная дальность плавания 10-узловым (18,5 км/ч) ходом 4600 миль (8500 км), а 16-узловым (29,6 км/ч) ходом на 1900 миль (3500 км).На испытаниях была развита мощность в 16341 индикаторных л.с. и скорость 18,45 узла (34,17 км/ч).

IJN Mikasa имел неплохую мореходность, но и он при волнении сильно зарывался в волну. Из-за этого терял в скорости, и команде было сложнее использовать артиллерию.

Вспомогательное оборудование

Электросеть броненосца питали три автономных генератора (пародинамо), вырабатывавшие постоянный ток 80 В суммарной мощностью 144 кВт со скоростью вращения 500 об/мин.

На IJN Mikasa было три становых якоря Мартина.

На корабле было шесть боевых прожекторов: два из них стояли на верхних марсах, четыре – на крыльях носового и кормового мостиков.

На IJN Mikasa, как и на всех других крупных кораблях японского флота, была установлена радиостанция производства фирмы «Маркони». Антенна для радиостанции натягивалась между фок-мачтой и грот-мачтой. Дальность связи обычно достигала 100-180 миль (185-333 км).

На броненосце было 15 спасательных плавсредств:

Экипаж и обитаемость

Экипаж IJN Mikasa состоял из 40 офицеров и 790 матросов, но, как у флагмана, численность экипажа броненосца возрастала до 935 человек. Помещения для проживания команды были расположены по «британскому» стандарту: каюты офицеров находились в кормовой части корабля, а кубрики команды – в носовой.

Вооружение

Главный калибр

200px Mikasa 041

magnify clip

Артиллерия главного калибра состояла из 4 12-дюймовых (305 мм) орудий Армстронга с длиной ствола в 40 калибров. Они имели типичную для англичан проволочную конструкцию.

Характеристики орудий были следующие:

Вспомогательная артиллерия

200px Mikasa 042

magnify clip

Вспомогательного артиллерия состояла из 14 6-дюймовых (152 мм) скорострельных орудий Армстронга с длиной ствола в 40 калибров.

Характеристики орудий были следующие:

Противоминное вооружение

200px Mikasa 043

magnify clip

Противоминная артиллерия состояла из 20 12-фунтовых (76 мм) скорострельных пушек Армстронга с длиной ствола в 40 калибров размещались без полноценной броневой защиты на верхней палубе, спардеке и надстройках.

200px Mikasa 044

magnify clip

Мелкокалиберная противоминная артиллерия состояла из 8 3-фунтовых (47 мм) пушек Гочкиса с длиной ствола в 40 калибров, и 4 2,5-фунтовых (47 мм) пушек Гочкиса с длиной ствола в 33 калибра. Они размещались на боевых марсах, спардеке и надстройках. На мостике были предусмотрены места для установки пулеметов Максим.

Минно-торпедное вооружение

Боекомплект

200px Mikasa 045

magnify clip

Штатный боезапас на 1904 год на броненосце был следующий (из расчета на одно орудие):

При необходимости боекомплект одних орудий можно было увеличить за счет уменьшения боекомплекта других орудий.

Перед Цусимским сражением боекомплект на броненосце был изменен для 305-мм орудия – увеличили до 110 снарядов (стало 30 бронебойных и 80 фугасных снарядов) и для 152-мм орудия увеличили до 175 снарядов (стало 75 бронебойных и 100 фугасных).

Пороховые заряды на броненосце хранились в погребах в латунных или цинковых футлярах. Большая часть применяемого бездымного пороха была закуплена в Англии.

История службы

200px Togo title

magnify clip

В 1903 году новым командующим Японским флотом стал вице-адмирал Хейхатиро Того. Он сформировал из имеющихся в его распоряжении кораблей три эскадры. Сам адмирал возглавил 1-ую эскадру. Флагманом эскадры стал броненосец IJN Mikasa. Так же на корабле разместился штаб командующего флотом во главе с начальником штаба капитаном 1 ранга Симамурой Хайяо.

Русско-японская война

Осада Порт-Артура

8 февраля (26 января) 1904 года IJN Mikasa, в составе основных сил Японского флота, подошел к острову Роунд (Круглый), который расположен недалеко от Порт-Артура. В 17.05 на мачтах броненосца был поднят сигнал: «По заранее назначенному плану идите в атаку. Желаю полного успеха». Итогом атаки отряда истребителей были торпедирование броненосцев русского флота «Ретвизен» и «Цесаревич», а также крейсера «Паллада». Это привело к временному превосходству Японцев над русскими в линейных силах.

Утром 9 февраля Того с шестью броненосцами и девятью крейсерами подошел вплотную к Порт-Артуру и узнав, что русские корабли стоят на внешнем рейде, направил свой флот в атаку.

IJN Mikasa открыл огонь из носовой башни главного калибра в 11.07, находясь на дистанции от русского флота в 46,5 кбт. За ним открыли огонь и остальные корабли Японского флота. В ответ заговорили пушки на русских кораблях и береговая артиллерия Порт-Артура.

Не только сам броненосец участвовал в осаде Порт-Артура, но и его паровые катера активно в этом принимали участие. Один из самых удачных эпизодов их применения произошел 24 июля 1904 года. Минные катера с IJN Mikasa и IJN Fuji в бухте Тахэ торпедировали и уничтожили миноносец «Лейтенант Бураков» и повредили миноносец «Боевой».

Бой при Ялу

В русской истории этот бой известен как бой в Желтом море.

В июне 1904 года началась осада Порт-Артура с суши, и это вынудило руководство России выпустить приказ с переброской Первой Тихоокеанской эскадры во Владивосток. 23 июня состоялась первая попытка прорыва блокады, но встретив японские корабли, контр-адмирал Витгефт отступил обратно не вступив в бой.

Исход боя решили всего несколько метких попаданий. Благодаря им на броненосце «Цесаревич» был убит адмирал Витгеф. Потеряв командующего, русская эскадра распалась. Часть кораблей повернуло обратно в Порт-Артур, а часть продолжили прорываться во Владивосток. По итогам боя ни один корабль, ни с одной из сторон не был уничтожен. Но Первой Тихоокеанской эскадры, как ударной силы, более не существовало.

IJN Mikasa в ходе боя получил более 20 попаданий. Из них минимум шесть из 10- и 12-дюймовыми снарядами.

Источник

Adblock
detector