нарушения мышления при шизофрении может быть такое как

Нарушение мышления

В истории изучения шизофрении отмечался особый интерес к особенностям познавательной деятельности больных. Процессы мышления здесь всегда были в центре внимания и учитывались как при дифференциальной диагностике этого заболевания с другими психическими расстройствами, так и при исследованиях, проводимых в рамках изучения патогенеза шизофрении (Поляков Ю.Ф., 1972).

Несмотря на то что традиционно с точки зрения психопатологии многие симптомы нарушения мышления при шизофрении рассматриваются в круге позитивной симптоматики, мы описываем в данном разделе часть этих расстройств, полагая, что они имеют прямое отношение к когнитивному дефициту и граница здесь отчасти носит условный характер.

book with white bookmark С нарушениями мышления при шизофрении работает клинический психолог

Психопатологические синдромы, в частности дезорганизация мышления и речи, не равнозначны патопсихологическим и нейропсихологическим феноменам, хотя бы на том основании, что они находятся в разном «понятийном пространстве», относящемся к разным дисциплинам: медицина и клиническая психология. Для иллюстрации вышесказанного отметим, что остро возникающие дезорганизация мышления и речи могут быть обратимы по мере купирования психотического состояния, проявления когнитивного дефицита, напротив, отличаются своей стойкостью.

На протяжении ХХ века произошла определенная эволюция взглядов и даже терминов, касающихся нарушения мышления при шизофрении. Такие образные выражения и слова, как «разноплановость», «соскальзывания», «разрывы», «расщепление», «атаксия» мышления, постепенно уступали свое место более четким понятиям клинической психологии. Попытки же вывести из анализа клинических проявлений суть нарушений познавательной деятельности при шизофрении с методологической точки зрения были ошибочны.

Специфичные для шизофрении нарушения мышления заметны как во время рецидива, так и в ремиссии заболевания, они необычны и трудно объяснимы, иногда оставаясь в тени, иногда заметно отражаясь на поведении больного.

Нарушение мышления при шизофрении

Е.А. Шевалев еще в 1930 г. предложил выделять при шизофрении прелогическое (архаическое) мышление, символическое и идентифицирующее мышление, типологически близкие к магическому. Автор полагал, что подобное мышление является результатом недифференцированного объединения восприятия и мифологической поэтики, преобладания защитной силы формул и символов, замены естественных явлений сверхъестественными и доминирующего значения веры. Е.А. Шевалев считал, что мышление, лежащее в основе бреда воображения и острого чувственного бреда при шизофрении, сходно с прелогическим мышлением настолько, что сложно дифференцировать формальные расстройства мышления с расстройствами мышления по содержанию.

В разное время, в зависимости от доминирующих в научном сообществе идей, изменение мышления при шизофрении объясняли по-разному. Beringer (1936) писал о «недостаточности интенциональной дуги», при которой свои суждения больной каждый раз вынужден выстраивать заново, хотя и решая текущие задачи, но не используя при этом предыдущий опыт; Kleist (1942) пытался найти взаимосвязь патологии мышления с органическим поражением определенных областей мозга, R. Payne (1955) говорил о «нарушении коркового торможения», T. Weckowicz (1959) — об изменении «фильтрующей функции ретикулярной формации».

В отечественной клинической психологии получили известность работы Л.С. Выготского (1936) (концепция нарушения понятийного мышления при шизофрении) и Б.В. Зейгарник (1962) (патология мышления), посвященные изучению особенностей познавательного процессе при шизофрении.

Б.Ф. Зейгарник (1962) писала, что при явном патологическом характере мышления больных шизофренией для него не характерно «снижение» уровня понятийного мышления.

Психологический уровень для Ю.Ф. Полякова был промежуточным, связующим звеном между психопатологическим и патофизиологическим методами исследованиями.

Особенно детально в лаборатории патопсихологии Инстиута психиатрии АМН СССР была изучена юношеская шизофрения, характеризующаяся вялым (непрерывным, а у части больных шубообразным) типом течения (наличие четких негативных симптомов на фоне стертой позитивной симптоматики), на взгляд сотрудников лаборатории (Мелешко Т.К., Богданова Е.И., Абрамян Л.А. и др), рельефно демонстрирующая основные нарушения мышления при этом заболевании.

Ю.Ф. Поляков отмечал (1972), что некоторые исследователи, на основе своих экспериментально-психологических и литературных данных, стремятся определить роль нарушений познавательных процессов при шизофрении и ошибочно сопоставить ее с механизмов ее развития.

С психодинамической точки зрения патология мышления при шизофрении объяснялась нарушением социальных связей, регрессом к предущим стадиям развития либидо. В последнем случае просматривалась и связь с идеями J. Jackson, писавшего о том, что душевные болезни возвращают человека на более раннний онто- и филогенетический уровень.

Для мышления больного шизофренией характерна актуализация «латентного фона», второстепенных деталей, использование при обобщении малозначимых признаков понятий.

Незначительные черты общей концепции, фрагменты, детали которые не актуальны для нормальной целенаправленной психической деятельности, занимают доминирующее место, становятся преобладающими.

Больной шизофренией может оперировать неологизмами — словами с особым сочетанием (смешением) слогов, имеющими для него особый и только ему понятный смысл.

Он придумывает слова, склонен к повторению одних и тех же слов и высказываний (персеверация), может бессмысленно рифмовать слова, исходя из звуковых ассоциаций.

Границы между понятиями как бы стираются, а сами понятия утрачивают свой первоначальный смысл. В ряде случаев отмечается агглютинация (контаминация) образов и понятий. Последний симптом можно встретить в творчестве некоторых художников (И. Босх, С. Дали) или поэтов и писателей (Д. Хармс, К. Бальмонт).

Проективные методики клинической психологии, в частности тест Роршаха, использовались достаточно активно при исследовании больных шизофренией. С помощью подобных методов анализировали мотивы и тенденции личности в процессе познавательной деятельности.

При интерпретации пятен Роршаха больной шизофренией может одновременно видеть в одном фрагменте несколько образов.

Опосредование понятий с помощью графических образов при шизофрении недостаточно способствует запоминанию и воспроизведению. Наряду с адекватными во многих случаях используются отдаленные, стереотипно повторяющиеся графические образы.

Прерывистость мыслей и инородные мысли, как и переживание отнятия мыслей, представляют собой сравнительно частое явление при шизофрении.

При шизофрении нарушено образное мышление. Эксперименты, в которых на фоне проведения фМРТ, требовалось создать определенные образы, показали, что больные шизофренией демонстрируют функциональную гипофронтальность и снижение активности префронтального дорсолатерального кортекса.

При шизофрении пациенты, даже на протяжении длительного времени страдающие этим психическим расстройством, могут демонстрировать возможность выполнения определенных мыслительных операций, требующих кратковременной концентрации внимания, например, сложные цифровые операции или игра в шахматы. Этот факт некоторые авторы начала ХХ века объясняли тем, что при шизофрении нарушен процесс мышления, но сохранены предпосылки интеллекта (Gruhle H., 1922). Об отрыве мышления от опыта вследствие «разрыхления ассоциаций» при шизофрении писал E. Bleuler (1911), подчеркивая что это ведет к формированию ложных, не соотвествующих прошлому опыту связей.

Мы уже отмечали, что лица, предрасположенные к шизофрении, так же как и родственники больных, иногда обнаруживают сходные особенности процессов мышления.

У многих талантливых математиков или игроков в шахматы среди родственников часто встречаются больные шизофренией.

Источник

Нарушение мышления при шизофрении: основные аспекты

60cd9ef57cbc7110065476

Дословно слово «шизофрения» переводится с греческого как «расщепление /раскалывание ума/мышления». При этом заболевании человек утрачивает способность адекватно воспринимать себя и окружающую действительность. Форм и видов у данной патологии много. Для каждой из них характерны свои симптомы. Нарушение мышления при шизофрении наблюдается практически во всех случаях. В статье рассмотрим основные аспекты данной проблемы.

В этой статье

Основные особенности

Большинство людей считает, что шизофрения является раздвоением личности. Однако это слишком простое определение. На самом деле это более сложная психическая патология, которая охватывает множество разнообразных расстройств. Большая часть из них не имеет отношения к формированию в голове человека новых личностей.

Согласно МКБ-10, диагноз «шизофрения» (F20.0-F20.3) может быть поставлен, если наблюдается хотя бы один из нижеперечисленных симптомов:

1

Также диагностировать шизофрению у человека могут при наличии двух из следующих признаков:

Последняя группа симптомов, негативная, может наблюдаться и при депрессии. Однако при наличии галлюцинаций, шперрунгов или кататонического синдрома, которые развиваются на фоне апатии и других признаков негативного типа, встает вопрос о постановке диагноза «шизофрения».

Что такое мышление

Мышление определяется по-разному в зависимости от методологии исследования и дисциплины, в рамках которой оно изучается. Причем данная категория волновала многих мыслителей на протяжении нескольких тысячелетий. Если говорить простыми словами, то мышление является психическим процессом выявления закономерностей в окружающем мире на основе ценностей и суждений, которые заложены в головной мозг.

Однако возможны и другие определения. Так, мышление может пониматься в качестве высшего этапа обработки информации или процесса нахождения связей между объектами. В нейронауках под этим понятием подразумевается создание сложных интеллектуальных объектов из простых. Практически во всех дисциплинах мышление изучается как одна из высших психических функций.

В контексте психиатрических расстройств медиков интересуют, прежде всего, такие аспекты, как операциональность, мотивация, а также способность к ассоциативному, абстрактному и другим видам мыслительного процесса.

2

При этом мышление при шизофрении нарушено практически всегда. Если внимательно изучить симптоматику заболевания, частично описанную ранее, то становится видно, что большая часть его симптомов прямо или косвенно затрагивает мыслительной процесс или иные когнитивные способности.

Узнаем, как именно шизофрения влияет на разные аспекты мышления, прежде всего, операциональный и мотивационный.

Операциональный аспект

Операциональность мышления — это способность к обобщению доступных суждений. При анализе данного критерия учитываются такие параметры, как:

Разберем каждый показатель отдельно.

Снижение уровня обобщения

При наличии первого признака человек не может сравнивать объекты друг с другом, проводить анализ ситуации и обобщать полученную информацию, работая со сложными терминами. Он просто оперирует общими признаками, оказываясь неспособным выявить нечто важное или конкретное для того, чтобы полноценно раскрыть содержание понятия.

Для шизофреников снижение уровня обобщения не характерно, особенно на ранней стадии развития шизофрении. Обычно подобные симптомы типичны для пациентов с олигофреническим типом расстройства или больных, принимающих нейролептики, которые и отражаются на операциональной стороне мышления.

Для получения подобных показателей применяются простые методики:

3

В тяжелых случаях пациент не может освоить инструкцию к заданию. В более легких — формирует классы по нехарактерным свойствам — удлиненные, желтые или начинающиеся на букву «м». В подобных обобщениях нет четкой закономерности, которая выявляла бы истинное содержание понятий. Так, испытуемый может объединить в один класс ножницы, катушку и трубку на основании того, что у всех этих предметов есть отверстия. Дать название сформированной группе он не может.

Эти методики разработаны не только для шизофреников. Ими могут пользоваться и для обследования здоровых людей, в том числе детей.

Искажение процесса обобщения

Данный признак наблюдается на более поздней стадии шизофрении. Связан он с качественными характеристиками предметов и понятий. Больной может оперировать сложными интеллектуальными объектами, но опирается при этом на латентные их свойства. Это значит, что они присущи явлению, но не имеют прямого отношения к его содержательности.

В качестве примера можно привести следующую методику. Пациенту дают карточки с изображениями жука, самолета, птицы и бабочки. Здоровый человек будет ориентироваться на такие понятия, как «одушевленный / неодушевленный», «техника / животное» и т.д. Однако при шизофрении больной может исключить из группы жука только за то, что он изображен на черно-белой карточке.

У одного пациента могут наблюдаться признаки искажения процесса обобщения, но при этом отсутствовать симптомы снижения уровня обобщений.

Если применяется методика «пиктограмма», то у больного возникают сложности с абстракциями — «печаль», «сомнение», «мука». В подобных случаях в качестве латентных признаков выступают фонетические особенности терминов. В итоге пациент, чтобы запомнить их, рисует предметы, созвучные с предложенными словами, например, печать («печаль»), рыба сом («сомнение») и мешок муки («мука»).

4

Расстройство категориального мышления

Расстройство или ослабление категориального мышления наблюдается в тех случаях, когда происходит уход от правильной мысли. Данный феномен называется соскальзыванием. В целом пациент выносит верные суждения, но допускает единичные ошибки. Он формулирует цепочку умозаключений, но в какой-то момент сбивается. Далее он восстанавливает мыслительный процесс и продолжает рассуждение, но без исправления ошибочного звена.

Мотивационный аспект

Мотивационно-личностный компонент мышления является одним из важнейших при изучении психических расстройств. Так, почти при любой форме шизофрении, особенно на ранней стадии или перед приступом, имеются такие симптомы, как апатия и безынициативность. Любой человек должен быть заинтересован в своей судьбе. Если же озабоченности будущим нет, то и мотивации делать что-либо для его достижения не будет.

Причем важно отметить, что существуют два аспекта апатии. Первый связан с полным бесчувствием, каковое наблюдается у тяжелых пациентов. Второй характерен для более мягких случаев, когда апатичность рассматривается в качестве обычного отсутствия мотивации. С первым все понятно и без экспертизы, однако пациента второго типа отправляют к экспертам на обследование, в ходе которого оцениваются три основных критерия:

Остановимся подробнее на каждом.

Разноплановость суждений

При шизофрении суждения человека приобретают противоречивый характер. Их мыслительный процесс может протекать в разных плоскостях, при этом больной не воспринимает подобные логические противоречия в качестве ошибок. Связано это с отсутствием четкой цели, для которой и формируется умозаключение.

5

По сути, у больного есть несколько планов для решения одной задачи, каждый из которых может быть абсолютно не связан с другим. Более того, один из них может противоречить второму, но при этом пациент этого не понимает. Зачастую одна цель продиктована желанием выполнить задание, а вторая связана с личными предпочтениями.

В данном случае прослеживается отсутствие целеполагания. В обыденной жизни это будет мешать принимать решения. В итоге человек вообще может отказаться от выполнения тех или иных действий.

Частным примером разноплановости мышления является его разорванность, когда речь больного превращается в «словесный салат». Начало фразы относится к одной ситуации, середина — к другой, а конец — к третьей. При легкой форме шизофрении пациент может временно уходить от темы из-за различных ассоциаций. Однако он еще способен вернуться к теме, особенно при поддержке со стороны специалиста.

На основании одной беседы с человеком сделать вывод о разорванности или разноплановости мышления нельзя. Необходимо проведение различных методик, в том числе «классификации» и «исключения предметов». Если противоречия появляются при выполнении большей части задач, делаются соответствующие заключения о нарушениях мышления.

Резонерство

Резонерство — это типичное пустословие, склонность к бессмысленным рассуждениям, бесплодному мудрствованию, которое не приводит к формированию полноценного интеллектуального продукта. Подобное явление свойственно не только больным, но и здоровым людям.

В качестве примера можно упомянуть неуверенный ответ студента на экзамене, когда он не знает чем заполнить незнание того или иного предмета. В таких случаях он просто говорит о том, что приходит в голову, лишь бы не молчать. В целом это адекватная реакция человека на сложную и непредсказуемую ситуацию. В каком-то смысле он просто выигрывает время.

6

При шизофрении пустословие возникает без какой-либо цели, на пустом месте. При этом больной обычно говорит вычурно, пафосно или манерно, пытаясь произвести впечатление. Он может говорить с умным видом совершенные банальности, которые не требуют мудрствования. К мнению других людей в такие моменты он не прислушивается. Ему просто важно говорить, особенно на темы, которые связаны с ним напрямую. В итоге речь превращается в длинный и пространный монолог, не имеющий четкого содержания.

Нарушения критичности

Некритичность характеризуется утратой целенаправленности мышления, его незавершенностью. Мыслительный процесс перестает быть регулятором, который ограничивает и контролирует действия человека.

Чтобы оценить критичность, проводится простой тест, или проба Эббингауза. Пациенту предлагают текст с пробелами, которые он должен заполнить словами. Понятия он подбирает сам, основываясь на субъективном мнении. Однако в итоге он должен подготовить логически связанный и понятный текст.

Далее его читает эксперт. При обнаружении противоречий, он просит больного самому их найти и исправить. Затем начинается оценка скорости исправления ошибок. Если же испытуемый не видит ошибок, на них указывает экспериментатор, но внести исправления пациент все равно должен самостоятельно.

Специалисты выделяют три вида критичности:

Непосредственно к мышлению прямое отношение имеет последний тип критичности. Врач указывает на ошибки, а пациент исправляет. Здоровый человек должен быть в этом заинтересован, так как у него есть цель и ему важна его судьба. Шизофреник же обычно равнодушен к замечаниям. Если ему сказали, что он сделал что-то неправильно, он с этим согласится и ничего не предпримет. Иными словами, ему все равно — «что воля, что неволя».

7

Описанный комплекс симптомов поражения мышления наблюдается не у всех пациентов. Все зависит от конкретной формы патологии и ее стадии.

Шизофрения поражает не только мышление, но и другие когнитивные способности человека — восприятие, внимание и память. Коснемся и их, так как они во многом связаны с рассматриваемым в статье предметом — мыслительным процессом.

Когнитивная сфера при шизофрении

Прежде всего шизофрения отражается на восприятии окружающей действительности. Изменения в этой сфере могут свидетельствовать о начале развития психопатологического процесса, который впоследствии отразится на мышлении и эмоциональности человека. Он начинает воспринимать мир слишком субъективно, что приводит к ограниченности суждений, нереалистичности или фантастичности представлений.

Изменения восприятия оцениваются с помощью теста Роршаха, который состоит из демонстрации пациенту картинок с необычными изображениями. Испытуемый должен сказать, что именно он видит на карточках. Как правило, ему показывают три вида образов:

Анализ теста достаточно сложный. Его можно пройти в интернете, однако делать какие-либо выводы не стоит. Нормальную оценку может дать только специалист.

Внимание тоже имеет свои отличительные особенности при шизофрении. Оно нарушается даже при сохранении памяти и высоком интеллектуальном уровне пациента. Исследуется данный показатель при помощи теста Шульте, или «счета с переключением», в ходе которого определяется, насколько быстро человек произвольно или непроизвольно переключается с одного объекта на другой. Обычно при шизофрении больше страдает произвольное внимание. При этом на указываемых ошибках испытуемый не задерживается, а на реакции экспериментатора практически не реагирует.

8

Память при шизофрении может пострадать при снижении мотивации. Но данный феномен тоже является достаточно сложным. У одних пациентов она сохраняется в полном объеме, у других — пропадает частично или полностью. Иногда больной не может точно сказать, происходило то или иное событие или нет.

Также существует такой признак шизофрении, как конфабуляция, когда мозг заполняется ложными воспоминаниями. Текущая способность к запоминанию, то есть кратковременная память, проверяется с помощью тестов, в том числе методики «пиктограмма».

Шизофрения может развиваться годами. До первого приступа человек почти всегда не понимает о том, что болен. Когда его доставляют в клинику, что происходит во время обострения заболевания, наблюдается уже комплекс симптомов. Часть из них связана с формальными расстройствами мышления, в том числе содержательностью, гибкостью и критичностью. Степень поражения мозга определяется видом шизофрении и интенсивностью ее развития.

Источник

Нарушение мышления

В истории изучения шизофрении отмечался особый интерес к особенностям познавательной деятельности больных. Процессы мышления здесь всегда были в центре внимания и учитывались как при дифференциальной диагностике этого заболевания с другими психическими расстройствами, так и при исследованиях, проводимых в рамках изучения патогенеза шизофрении (Поляков Ю.Ф., 1972).

Несмотря на то что традиционно с точки зрения психопатологии многие симптомы нарушения мышления при шизофрении рассматриваются в круге позитивной симптоматики, мы описываем в данном разделе часть этих расстройств, полагая, что они имеют прямое отношение к когнитивному дефициту и граница здесь отчасти носит условный характер.

book with white bookmark С нарушениями мышления при шизофрении работает клинический психолог

Психопатологические синдромы, в частности дезорганизация мышления и речи, не равнозначны патопсихологическим и нейропсихологическим феноменам, хотя бы на том основании, что они находятся в разном «понятийном пространстве», относящемся к разным дисциплинам: медицина и клиническая психология. Для иллюстрации вышесказанного отметим, что остро возникающие дезорганизация мышления и речи могут быть обратимы по мере купирования психотического состояния, проявления когнитивного дефицита, напротив, отличаются своей стойкостью.

На протяжении ХХ века произошла определенная эволюция взглядов и даже терминов, касающихся нарушения мышления при шизофрении. Такие образные выражения и слова, как «разноплановость», «соскальзывания», «разрывы», «расщепление», «атаксия» мышления, постепенно уступали свое место более четким понятиям клинической психологии. Попытки же вывести из анализа клинических проявлений суть нарушений познавательной деятельности при шизофрении с методологической точки зрения были ошибочны.

Специфичные для шизофрении нарушения мышления заметны как во время рецидива, так и в ремиссии заболевания, они необычны и трудно объяснимы, иногда оставаясь в тени, иногда заметно отражаясь на поведении больного.

Нарушение мышления при шизофрении

Е.А. Шевалев еще в 1930 г. предложил выделять при шизофрении прелогическое (архаическое) мышление, символическое и идентифицирующее мышление, типологически близкие к магическому. Автор полагал, что подобное мышление является результатом недифференцированного объединения восприятия и мифологической поэтики, преобладания защитной силы формул и символов, замены естественных явлений сверхъестественными и доминирующего значения веры. Е.А. Шевалев считал, что мышление, лежащее в основе бреда воображения и острого чувственного бреда при шизофрении, сходно с прелогическим мышлением настолько, что сложно дифференцировать формальные расстройства мышления с расстройствами мышления по содержанию.

В разное время, в зависимости от доминирующих в научном сообществе идей, изменение мышления при шизофрении объясняли по-разному. Beringer (1936) писал о «недостаточности интенциональной дуги», при которой свои суждения больной каждый раз вынужден выстраивать заново, хотя и решая текущие задачи, но не используя при этом предыдущий опыт; Kleist (1942) пытался найти взаимосвязь патологии мышления с органическим поражением определенных областей мозга, R. Payne (1955) говорил о «нарушении коркового торможения», T. Weckowicz (1959) — об изменении «фильтрующей функции ретикулярной формации».

В отечественной клинической психологии получили известность работы Л.С. Выготского (1936) (концепция нарушения понятийного мышления при шизофрении) и Б.В. Зейгарник (1962) (патология мышления), посвященные изучению особенностей познавательного процессе при шизофрении.

Б.Ф. Зейгарник (1962) писала, что при явном патологическом характере мышления больных шизофренией для него не характерно «снижение» уровня понятийного мышления.

Психологический уровень для Ю.Ф. Полякова был промежуточным, связующим звеном между психопатологическим и патофизиологическим методами исследованиями.

Особенно детально в лаборатории патопсихологии Инстиута психиатрии АМН СССР была изучена юношеская шизофрения, характеризующаяся вялым (непрерывным, а у части больных шубообразным) типом течения (наличие четких негативных симптомов на фоне стертой позитивной симптоматики), на взгляд сотрудников лаборатории (Мелешко Т.К., Богданова Е.И., Абрамян Л.А. и др), рельефно демонстрирующая основные нарушения мышления при этом заболевании.

Ю.Ф. Поляков отмечал (1972), что некоторые исследователи, на основе своих экспериментально-психологических и литературных данных, стремятся определить роль нарушений познавательных процессов при шизофрении и ошибочно сопоставить ее с механизмов ее развития.

С психодинамической точки зрения патология мышления при шизофрении объяснялась нарушением социальных связей, регрессом к предущим стадиям развития либидо. В последнем случае просматривалась и связь с идеями J. Jackson, писавшего о том, что душевные болезни возвращают человека на более раннний онто- и филогенетический уровень.

Для мышления больного шизофренией характерна актуализация «латентного фона», второстепенных деталей, использование при обобщении малозначимых признаков понятий.

Незначительные черты общей концепции, фрагменты, детали которые не актуальны для нормальной целенаправленной психической деятельности, занимают доминирующее место, становятся преобладающими.

Больной шизофренией может оперировать неологизмами — словами с особым сочетанием (смешением) слогов, имеющими для него особый и только ему понятный смысл.

Он придумывает слова, склонен к повторению одних и тех же слов и высказываний (персеверация), может бессмысленно рифмовать слова, исходя из звуковых ассоциаций.

Границы между понятиями как бы стираются, а сами понятия утрачивают свой первоначальный смысл. В ряде случаев отмечается агглютинация (контаминация) образов и понятий. Последний симптом можно встретить в творчестве некоторых художников (И. Босх, С. Дали) или поэтов и писателей (Д. Хармс, К. Бальмонт).

Проективные методики клинической психологии, в частности тест Роршаха, использовались достаточно активно при исследовании больных шизофренией. С помощью подобных методов анализировали мотивы и тенденции личности в процессе познавательной деятельности.

При интерпретации пятен Роршаха больной шизофренией может одновременно видеть в одном фрагменте несколько образов.

Опосредование понятий с помощью графических образов при шизофрении недостаточно способствует запоминанию и воспроизведению. Наряду с адекватными во многих случаях используются отдаленные, стереотипно повторяющиеся графические образы.

Прерывистость мыслей и инородные мысли, как и переживание отнятия мыслей, представляют собой сравнительно частое явление при шизофрении.

При шизофрении нарушено образное мышление. Эксперименты, в которых на фоне проведения фМРТ, требовалось создать определенные образы, показали, что больные шизофренией демонстрируют функциональную гипофронтальность и снижение активности префронтального дорсолатерального кортекса.

При шизофрении пациенты, даже на протяжении длительного времени страдающие этим психическим расстройством, могут демонстрировать возможность выполнения определенных мыслительных операций, требующих кратковременной концентрации внимания, например, сложные цифровые операции или игра в шахматы. Этот факт некоторые авторы начала ХХ века объясняли тем, что при шизофрении нарушен процесс мышления, но сохранены предпосылки интеллекта (Gruhle H., 1922). Об отрыве мышления от опыта вследствие «разрыхления ассоциаций» при шизофрении писал E. Bleuler (1911), подчеркивая что это ведет к формированию ложных, не соотвествующих прошлому опыту связей.

Мы уже отмечали, что лица, предрасположенные к шизофрении, так же как и родственники больных, иногда обнаруживают сходные особенности процессов мышления.

У многих талантливых математиков или игроков в шахматы среди родственников часто встречаются больные шизофренией.

Источник

Adblock
detector