недооцененный рубль что это такое

Рубль недооцененный

osachii shablon

Насколько недооценен рубль? Почему он является одной из самых недооцененных валют мира?

Как только таксист из моего разговора по телефону понимает, что я имею какое-то отношение к финансам, он немедленно спрашивает: «Что будет с рублем?» Если бы я мог более-менее точно ответить на этот вопрос, я бы давно ездил не в метро и на такси в Москве, а рассекал бы на роллс-ройсе в сопровождении джипа охраны где-нибудь в Цюрихе или Лондоне. Увы, курсы свободно конвертируемых валют абсолютно непредсказуемы, ибо находятся под влиянием огромного количества факторов, оказывающих на них существенное влияние.

Тем не менее кое-что про динамику курса мы знаем. Например, если регулятор какой-то страны повышает ключевую ставку, то, при прочих равных обстоятельствах, курс национальной валюты этой страны, скорее всего, вырастет. Или, например, если на международном рынке растет цена основного предмета экспорта этой страны, то также можно ожидать роста курса национальной валюты. Если государство включает печатный станок на полную мощность (как, например, в Венесуэле), то курс национальной валюты непременно упадет. И т. д., и т. п. Это касается в первую очередь краткосрочной динамики курса.

Что же касается среднесрочной динамики, то есть предположение: курсы валют стремятся к равновесному значению, соответствующему некоторой версии паритета покупательной способности (PPP — purchasing power parity).

Упрощенной формой концепции паритета покупательной способности является индекс бигмака. По существу, бигмак — это довольно широкий и репрезентативный набор его ингредиентов — продуктов питания. Плюс в его цену входит стоимость рабочей силы и цена аренды недвижимости. Причем продаются бигмаки в ресторанах «Макдоналдс» более чем в 100 странах мира, и бигмак из Нью-Йорка мало чем отличается от бигмака из Москвы. Поэтому по цене бигмака можно делать выводы и об инфляции, и о «справедливом» курсе валют.

Цена бигмака в России — 130 рублей. В США — 5,51 доллара (362,6 рубля). Получается, что «справедливый» курс рубля — 23,59 рубля за доллар. Курс ЦБ на 20 октября — 65,81. Следовательно, рубль недооценен на 64,1%. В итоге рубль — одна из самых недооцененных валют в мире. В антирэнкинге журнала The Economist по недооцененности национальной валюты Россия — на третьем месте после Украины (второе место) и Египта (первое место).

Стоимость бигмака на Украине — 52 гривны. Курс НБУ на 22 октября — 28,18 гривны за доллар. Получается, что «справедливый» курс гривны — 9,44 гривны за доллар. Следовательно, гривна недооценена на 66,5%.

Довольно близкие результаты получаются по гораздо более серьезным оценкам, осуществляемым на основе паритета покупательной способности. Так, МВФ оценил в октябре 2018 года курс рубля на основе PPP на уровне 23,54 рубля за доллар. А гривну — на уровне 8,74 гривны за доллар.

Можно предположить, что если на Россию не будут обрушиваться новые санкции и другие мощные шоки, то курс рубля будет восстанавливаться — рубль будет укрепляться. Разумеется, не до 23,59 рубля за доллар (уровень, достигнутый в 2008 году перед кризисом). Но уровень 50 рублей за доллар представляется вполне реалистическим. Если, конечно, Минфин не будет активно ослаблять рубль своими покупками долларов.

Это характерное движение рубля — после очередного взрыва он длительное время ревальвирует, выползает из воронки, но затем непременно приходит новый шок.

Почему рубль так сильно недооценен? В первую очередь из-за низкой производительности труда в России и низкой стоимости рабочей силы. А основная причина низкой стоимости рабочей силы — низкий уровень инвестиций в основной капитал.

Индекс бигмака — хороший индикатор недоразвитости страны. Чем более недоразвита страна, тем более недооценена ее национальная валюта.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Источник

Сколько на самом деле должен стоить рубль

Российскую валюту назвали самой недооцененной в мире по «индексу бигмака»

xs sp

m 286966

xs 1351

Американские экономисты признали российский рубль самой недооцененной валютой мира по «индексу бигмака». В авторитетном издании The Economist подсчитали, что для того, чтобы стоимость этого бургера оказалась равной в России и США, доллар должен стоить 23,85 рубля, а не 70 с лишним, как в реальности.

«Индекс бигмака» — экономическая теория, согласно которой одинаковые товары должны стоить одинаково во всех странах мира. Если же этого не происходит, курс местной валюты завышен или занижен. Стандартный бигмак в январе 2021 года стоил в США 5,66 доллара, а в России — 135 рублей или 1,81 доллара. Это значит, что курс рубля занижен на 68%. Сильнее по этому индексу в мире занижен только курс ливанского фунта.

«Индекс бигмака» неоднократно подвергался критике за слишком обобщенный подход, поэтому были разработаны и альтернативные варианты расчета. Например, с поправкой на ВВП страны на душу населения. Такой метод предполагает, что в бедных странах бургеры должны стоить дешевле, чем в богатых. Но и с учетом такой поправки курс рубля к доллару занижен на 47,3%, сильнее всего в мире.

Правда, по «индексу бигмака» заниженными оказались почти все мировые валюты, кроме норвежской и шведской крон, а также швейцарского франка. Например, турецкая лира стоит на 64,5% дешевле, а украинская гривна — на 61,1%. Но с поправкой на ВВП эти показатели улучшаются до 39,7% и 29% соответственно, и гораздо выше, чем у рубля.

Главный аналитик банка «Солидарность» Александр Абрамов рассказал «СП», что курс рубля действительно недооценен, но не в три раза. «Индекс бигмака» не учитывает колоссальную разницу между российскими и американскими зарплатами, которые формируют значительную часть стоимости товара, а также другие моменты, например, отток капитала из страны или сальдо торгового баланса. Тем не менее, рубль мог бы быть сильнее, но это не соответствует интересам экспортеров и государства, поэтому о 23,85 за доллар мечтать не стоит.

— Если смотреть по паритету покупательной способности или по различным индексам, рубль действительно сильно недооценен. Как и по такому критерию, как покрытие денежной массы золотовалютными резервами. Здесь у рубля один из самых высоких показателей в мире — при таком объеме резервов другие страны имеют гораздо более значительную денежную массу.

«СП»: — Почему же тогда рубль стоит в три раза дешевле, чем мог бы?

— Сложно назвать одну причину, так как их множество. Начнем с того, что это в целом характерно для архитектуры нашей финансовой системы. Еще одна причина в значительном оттоке капитала, который каждый год уходит из страны в гораздо больших масштабах, чем приходит.

Если у нас сильный профицит торгового баланса за счет экспорта энергоресурсов, сырья, продовольствия, вооружений, то по другим статьям сальдо отрицательное. В частности, по торговле услугами, что во многом связано с тем, что объемы внешнего туризма намного больше, чем внутреннего. Граждане больше тратят за рубежом, чем иностранцы в России (не берем такие экстраординарные ситуации, как во время пандемии).

У нас также отрицательное сальдо денежных переводов. Мигранты, которые трудятся в России, значительный объем средств переводят за рубеж, а поток переводов в нашу страну не так велик. Доходы от инвестиций также играют не в пользу сальдо и рубля. У иностранного капитала есть инвестиции в ряд российских активов, которые приносят им высокую доходность. А инвестиции, которые наши компании или государство размещают за рубежом, как правило, осуществляются в высоконадежные акции и облигации, но по ним доходность крайне невелика. Вот и получается, что в совокупности платежный баланс далеко не так силен, как кажется на первый взгляд. Поэтому и сальдо курса нашей валюты на самом деле в два-три раза ниже рассчитанного по различным методикам.

Вообще существует историческая тенденция, когда на длительном горизонте времени курсы валют относительно паритета покупательской способности постепенно подтягиваются к более фундаментально обоснованным значениям. Если курс валюты в три раза ниже, чем сопоставимый, то с течением времени этот разрыв снижается. Но в периоды различных кризисов, таких, как нынешних, этот разрыв может расти. Это связано с падением спроса на наши товары, особенно экспортные, увеличением оттока капитала и другими факторами.

Но, как правило, после кризисов рубль вступал в период длительного укрепления. Так было после 1998, 2008 и 2014−2015 годов. На фоне постепенного восстановления мировой экономики и цен на нефть в 2020-м, думаю, также стоит ожидать, что рубль будет возвращаться в более привычный диапазон.

«СП»: — Какой именно?

— Ориентировочно он вернется в коридор 68−72 рубля за доллар, если, конечно, с американской валютой не произойдет чего-то неожиданного. Это прогноз инерционного сценария, без учета санкционных рисков и прочих форм-мажорных явления.

«СП»: — То есть цифра 23,85 руб. за доллар, названная The Economist, оторвана от реальности, и стоить столько рубль не может?

— Дело не в том, что эти подсчеты оторваны от реальности. Просто основная составляющая в «индексе бигмака» — это цена рабочей силы. А поскольку уровень зарплат в России очень невысок по меркам развитых стран, это значит, что и издержки у нас низкие. С другой стороны, у нас очень невысокая покупательская способность населения, поэтому поставить такую цену на бигмак, как в США, невозможно. В итоге получается, что невысокий уровень зарплат и доходов приводит к тому, что и цена продукта по западным меркам невелика.

«СП»: — Но рубль оказался более недооценен, даже чем турецкая лира или украинская гривна. Есть ли для этого объективные причины?

— У нас в курсе присутствует так называемая санкционная премия, а также различные геополитические риски. Если взять стоимость наших активов по сравнению со стоимостью активов других развивающихся стран, они действительно в какой-то степени недооценены. К тому же, если посмотреть на доходность российских ценных бумаг, она достаточно высока по международным меркам, потому что в мире есть и бумаги с отрицательной доходностью.

«СП»: — Так какой же на самом деле справедливый курс рубля — 68 за доллар?

— Я бы не сказал, что корректно говорить о «справедливом» курсе. Скорее, это равновесный курс рубля при условии восстановления мировой экономики. Справедливый курс очень сильно зависит от того, как устроена наша финансовая система. У нас может быть и более сильный рубль, но нельзя забывать, что у нас есть бюджетное правило, которое в 2021 году установлено на уровне базовой цены нефти в районе 43 долларов за баррель.

При более высоких ценах на нефть наш Минфин просто пополняет золотовалютные резервы и таким образом сдерживает укрепление курса нашей национальной валюты. Но это же служит фактором поддержки российской валюты в периоды неблагоприятной внешнеэкономической конъюнктуры.

Проще говоря, если цена на нефть значительно превышает пороговый уровень, Минфин осуществляет значительные закупки валюты, благодаря чему курс находится на более низком уровне, чем мог бы. С другой стороны, когда цена на нефть падает, это же правило ограничивает волатильность рубля.

Курс 68−72 за доллар не столько справедливый, сколько равновесный. Он балансирует интересы экспортеров и импортеров. Импортеры заинтересованы в более крепком рубле, чтобы импорт был более дешевым, а экспортеры — наоборот. Государство также получает более высокие бюджетные доходы, когда рубль слабее. Но и тут есть обратная сторона — слишком слабый рубль создает повышенную инфляцию, а это то, с чем борется Центральный банк. Равновесный курс учитывает все эти интересы, и на выходе мы получаем, что при таком курсе между ними находится некий баланс.

Источник

Рубль недооценен и может обрушить доллар на 10 процентов

RIAN 6244358.HR.ru d 850 d 850

Но если США и странам «большой семерки» временный рост инфляции не сильно навредит, то для российской экономики, и в том числе, для обменного курса рубля, может стать проблемой.

4p zamena

4p zamena

Специально для «Российской газеты» Наталья Мильчакова, заместитель руководителя ИАЦ «Альпари», рассказала, как Россия сможет сдержать рост потребительских цен и как долго доллар будет оставаться сильной валютой:

— Для сдерживания инфляции Банк России рассматривает возможность повышения ключевой процентной ставки. И, возможно, это начнется уже на сегодняшнем заседании совета директоров регулятора.

Если повышение произойдет, у рубля будет шанс на укрепление. Так как финансовые рынки сейчас закладываются не столько на рост ВВП, сколько на меры Банка России по борьбе с ростом инфляции.

Дополнительным фактором остаются высокие цены на нефть, особенно если они в ближайшие несколько месяцев не опустятся ниже комфортного коридора в 60-70 долларов за баррель.

Российский рубль недооценен примерно на 15 процентов к доллару и на 12 процентов к евро по сравнению со «справедливой стоимостью». Особенно ценах на нефть до 65-70 долларов за баррель и выше.

iStock

iStock

В долгосрочном аспекте могущество доллара, вероятно, будет подорвано, в том числе, нарастающей активностью центральных банков разных стран по выпуску цифровых национальных валют. Но сегодня для рубля вряд ли что-то принципиально изменится. Доллар как средство сбережения все еще надежен по сравнению с рублем.

Для многих инвесторов-физлиц во всем мире доллар США представляется одним из самых, если не самым надежным в мире средством сбережения капитала. Но так ли это на самом деле?

Наталья Мильчакова обратилась к истории:

— С 1976 года Ямайская валютная система (курсы валют устанавливаются не государством, а рынком) отменила существовавшее с 1944 года обеспечение доллара США золотом. И сегодня ни одна валюта мира запасом не обеспечены.

iStock

iStock

Правда, появилось понятие мировых резервных валют, в которых центральные банки мира могут хранить свои золотовалютные резервы. К таким валютам относится не только доллар США, но и евро, британский фунт стерлингов, швейцарский франк, японская иена и китайский юань.

Но даже несмотря на высокую надежность этих валют (хотя не все страны доверяют, например, китайскому юаню), по сути, они все являются «фантиками», так как подвержены влиянию инфляции в своих странах. А значит, без такой «подушки безопасности», как обеспечение золотом, абсолютно надежной и защищенной от инфляции не является ни одна валюта мира.

По оценкам американских экспертов, за последние 100 лет инфляция в США выросла нарастающим итогом почти на 1300 процентов. Соответственно, покупательная способность американского доллара за сто лет обесценилась на такую же величину.

В этом контексте о «силе» доллара США можно говорить только в относительных терминах. То есть в сравнении его покупательной способности с покупательной способностью валют других стран. Но валюты развивающихся стран за этот же период обесценились еще больше, особенно если учесть, что некоторые страны за этот период вообще исчезли с географической карты, как, например, СССР.

Надежность доллара, продолжает эксперт, относительно нестабильного российского рубля, или, допустим, валют таких развивающихся стран, как индийской рупии, бразильского реала, турецкой лиры или вечно измученного долгами и гиперинфляцией аргентинского песо, сомнению не подлежит.

— На валютном рынке существует такой общепризнанный индикатор как индекс доллара DXY, представляющий собой отношение стоимости доллара к стоимости условной корзины из шести наиболее надежных валют мира. Она включает в себя евро, британский фунт, японскую иену, швейцарский франк, а также национальные валюты Канады и Швеции.

Последние пять-десять лет динамика индекса DXY была неоднозначной. С марта 2011 по март 2021 года долларовый индекс вырос на 21 процент (на столько увеличилась его покупательная способность к корзине наиболее надежных валют мира). Но уже с марта 2016 года по сегодня этот индекс обесценился на 9 процентов (что означает рост покупательной способности корзины валют относительно доллара США). За этот период мировая экономика пережила два тяжелых кризиса. Причем второй был связан с пандемией коронавируса, и его последствия для многих стран, включая США, не преодолены до сих пор.

Наталья Мильчакова анализирует ситуацию:

Но есть в администрации Байдена и другие мнения: например, министра торговли Джины Раймондо, недавно заявившей в интервью, что «Америке нужен сильный, а не слабый доллар». Звучит странно. Но, если учесть, что геополитическое и финансовое могущество США всегда основывалось на философии сильного доллара, американский министр по-своему права.

И это уже, скорее всего, происходит. Китай не боится отстаивать свои торговые и экономические интересы. Евросоюз возмущен протекционизмом своего заокеанского партнера и возможными санкциями против европейского бизнеса, участвующего в неугодных США проектах, как «Северный поток-2».

Так что похоже, что реальная политика администрации Байдена все-таки будет нацелена на поддержание сильного доллара, как бы это ни было невыгодно американским экспортерам.

Источник

Рубль признали самой недооцененной валютой мира по «индексу бигмака»

756105252083068

Курс российского рубля к доллару США сильно занижен, считают эксперты журнала The Economist, выпустившие обновленную версию «индекса бигмака». Согласно ей, доллар должен стоить не свыше 74 руб., а менее 24 руб.

По этому показателю российский рубль является одной из самых недооцененных валют в мире. Сильнее — на 68,7% — занижен только курс ливанского фунта.

Согласно другой методике расчета «индекса бигмака», при которой делается поправка на уровень ВВП страны на душу населения, курс рубля также оказывается занижен. Эта методика предполагает, что в бедных странах с низким подушевым ВВП (приблизительный ориентир стоимости труда в стране) бургеры должны стоить в среднем дешевле, чем в богатых. С учетом такой поправки курс рубля к доллару занижен на 47,3%, что делает российскую валюту самой недооцененной в мире.

По сравнению с июлем 2020 года, когда была выпущена предыдущая версия «индекса бигмака», «дешевизна» курса рубля к доллару несколько увеличилась. Тогда было 66,5% по «обычной» методике и 43,6% с учетом поправки на подушевой ВВП.

Стоимость валют большинства других стран мира, включенных в «индекс бигмака», его составители также считают заниженной. По «обычной» методике дороже, чем должны бы в пересчете на бургеры, стоят только норвежская и шведская кроны (курсы завышены на 7,5% и 12,6% соответственно) и швейцарский франк (курс завышен на 28,8%). С внесением поправки на подушевой ВВП ситуация меняется и завышенными оказываются курсы многих других валют.

Курсы валют по отношению к доллару по «индексу бигмака»:

В ходе торгов 13 января курс доллара на Московской бирже колеблется в диапазоне 73,3–73,7 руб.

Источник

The Economist признал признал рубль самой недооцененной нацвалютой

Depositphotos 2862036 l 2015 pic905 895x505 93873

Журнал The Economist обнародовал «индексом бигмака», в соответствии с которым рубль признан самой недооцененной валютой мира.
Этот индекс используется для определения паритета покупательной способности (ППС) и расчета «реальных» обменных курсов валют многих стран. Для этого авторы индекса взяли за единицу расчета стоимость стандартного продукта — бигмака, который доступен для покупки в большинстве стран мира. Правда, стоит он везде по-разному, в пересчете на национальные валюты.

При этом для расчета ППС используется тезис о том, что один и тот же товар должен стоить одинаково во всех странах мира. Если в той или иной стране цена бигмака отличается от базовой, то есть, от цены бигмака в США, то это как бы свидетельствует о заниженном и завышенном курсе местной валюты.

В итоге, по подсчетам The Economist, российская нацвалюта оказалось заниженной на 68%. Заниженным курсом отличаются также гонконгский доллар (на 46,8%) и турецкая лира (на 39,7%).

Эксперты, опрошенные «Газетой.Ru», предлагают не рассматривать индекс журнала The Economist всерьез, но считают это хорошим поводом оценить значимость российской национальной валюты в глобальной системе финансовых координат.

Забавная модель, но некорректная

«Индекс бигмака» — это, конечно же, слишком упрошенный ориентир покупательной способности валюты, но всем понятный, так как «Макдональдсы» имеются во многих странах мира. Неудивительно, что при всей условности этого показателя, The Economist рассчитывает этот индекс наиболее репрезентативным и ведёт расчёт с 1986 года», — говорит главный экономист инвесткомпании «Арикапитал» Сергей Суверов.

С ним согласен аналитик «Фридом Финанс» Валерий Емельянов, полагающий, что расчет такого индекса — это нечто вроде ежегодного упражнения экономистов по всему миру на тему того, «что было бы, если бы паритет цен между странами действительно соблюдался». «Это чисто теоретическая модель, но она настолько забавная, что ее любят цитировать даже серьезные ученые мужи в университетах», — отмечает Емельянов.

По мнению управляющего директора ИК «Универ Капитал» Артема Лютика, «индекс бигмака» нельзя воспринимать как серьезный экономический показатель по той причине, что стоимость бутерброда в отдельной стране зависит не от валюты, а от себестоимости производства, покупательской способности, спроса и т.д. «Такие показатели, как этот индекс, используются, чтобы показать разницу стоимости конкретных товаров в разных странах, но они мало что говорят о ценности национальных валют», — отмечает Лютик.

Конечно, бигмаг не отражает всей картины потребления, возражает гендиректор «УК Спутник — Управление капиталом» Александр Лосев. Но этот индекс не так уж и прост, поскольку паритет покупательной способности валют оценивается к определенному набору товаров и услуг.

«Между тем, бигмак – это сложный продукт, включающий в себя не только базовые продукты питания, такие как мясо, хлеб и овощи, но и услуги связанные с оплатой труда, поставками электроэнергии, аренды помещений, затратами на рекламу, а также налоги», — говорит Лосев.

Строго говоря, «индекс бигмака» показывает только то, насколько доступен этот продукт в разных странах для местного населения, а к недооценке или переоценке рубля это почти не имеет отношения, добавляет Емельянов из «Фридом Финанс».

«Рубль 15 лет подряд признают недооцененным на 60-70%, называя его одной их самых дешевых валют мира, но он от этого не становится сильно дороже. Как, собственно, и все другие валюты его класса: индийская рупия, турецкая лира, южноафриканский рэнд», — говорит Емельянов.

«Если мы попробуем построить «индекс пары туфель», или «индекс литра бензина» или чашечки кофе, то уверяю вас, что результаты будут сильно отличаться и непонятно, к каким выводам о значимости той или иной валюты мы придём» — иронизирует финансовый консультант FCP Financial Management Ltd Исаак Беккер. Он напоминает при этом, что в странах с более низким уровнем среднедушевого дохода цены на продовольственные товары, как правило, гораздо ниже, чем в более развитых странах. Дорогие продукты просто недоступны для массового потребителя и это исказит любой индекс подобного рода.

Лосев из «УК Спутник — Управление капиталом» предлагает оценивать финансовый вес той или иной валюты через процентные ставки и по доходностям активов в валютах, которые сравниваются, по страновым рискам, включающим кредитные, геополитические и социально-экономические риски, по величине торгового и платежного балансов страны, «а также перспективами экономики в целом и возможностью привлечения прямых иностранных инвестиций».

Ни ЦБ, ни золото не спасут рубль

Эксперты единодушны во мнении, что универсальной модели измерения «справедливого курса» одной валюты против другой не существует.

«Общепризнанно только одно: если валюта свободно конвертируема и торгуется на рынке без внешних интервенций, то ее рыночный курс и есть истинный, так можно оценить переоценена она или нет. Это справедливо для каждого отдельного дня, часа и минуты, в которой вы фиксируете курс», — поясняет Емельянов из «Фридом Финанс».

Даже обеспеченность золотом не сильно влияет на авторитет той или иной валюты, что уж говорить о стоимости бигмака, уточняет эксперт «Фридом Финанс» Емельянов. «Евро – самая обеспеченная в этом плане валюта (порядка 9 тысяч тонн в резервах против 8 тысяч у США), но при этом евро может падать к доллару 10 лет подряд, как это было после кризиса 2008 года, причем падать весьма сильно — совокупно на 32%», — говорит Емельянов.

«Рубль обеспечен золотом в 5-6 раз сильнее, чем доллар и евро. Но по факту, как мы видим, на положении рубля на мировом рынке это не сильно сказывается», — добавляет Емельянов.

Золотовалютные резервы Банка России никак не используются для стабилизации внутреннего валютного рынка, поэтому для рубля и поддержки его веса они абсолютно бесполезны и финансовый рынок это видит, считает Лосев. «Рубль по итогам 2020 году показал антирекорд несмотря на восстановление цен на сырье и оказался вторым с конца среди худших валют мира, хуже только бразильский реал», — говорит Лосев.

Важно также, является ли одна из валют оцениваемой пары резервной валютой и валютой участвующий в международных расчетах, что может создавать на нее дополнительный спрос со стороны участников рынка, но и тут возможности рубля ограничены, добавляет эксперт «УК Спутник — Управление капиталом» Лосев.

Большую роль при оценке нацвалют играет политика, отмечают эксперты. «Факторы Крыма и Украины глубоко «сидят» в стоимости российского рубля, не говоря уже об определенных текущих политических перипетиях, которые то ослабляют, то усиливают рубль», — говорит финансовый консультант FCP Financial Management Ltd Беккер.

По подсчетам эксперта, если «вычесть» политический навес, то реальный курс рубля сейчас мог бы колебаться в районе 40-42 рублей за доллар.

«Здесь нужно иметь в виду, что более десяти лет с 2002 по начало 2014 годы, когда Крым перешел к России, Россия жила с относительно стабильным рублем, который колебался в промежутке 30 и 32 рублями за доллар. Это было большим достижением, которое мы умудрились растерять», — заключает Беккер.

Источник

Adblock
detector