неемия пророк кто такой

Деятельность Неемии Книга Неемии.

Деятельность Неемии Книга Неемии.

Хотя Ездра провел много полезных реформ, которые сыграли громадную роль в религиозной и гражданской жизни иудейского народа, но он все-таки не смог поднять Иерусалим из руин. Этот город все еще являл собой груду развалин.

В это время при дворе Артаксеркса I в Сузах занимал высокий пост Неемия. Он был главным виночерпием царя. Однажды к нему пришел еврей и рассказал о трагическом положении Иудеи. Столица так и не поднялась из развалин. Богачи угнетали бедняков, а налоги ростовщиков и дороговизна довели большинство населения до крайней нищеты. Печальные вести потрясли Неемию. Много дней он плакал, постился и молился Богу, чтобы как-то исправить положение в Иудее. Однажды царь заметил его состояние и спросил его: «Отчего лице у тебя печально?.». Неемия поведал царю причину своего горя и высказал ему свое желание: «Если царю благоугодно, и если в благоволении раб твой пред лицом твоим, то пошли меня в Иудею, в город, где гробы отцов моих, чтоб я обстроил его» (Неем. 2:2:5).

Артаксеркс любил Неемию и полностью доверял ему. Он не только разрешил ему уехать, но назначил наместником Иудеи и дал ему письмо к хранителю царских лесов с приказанием выдать нужное количество дерева для восстановления Иерусалима.

Неемия прибыл в Иерусалим в 445 году. Осмотрев разрушенные стены города, он немедленно принялся за дело. Неемия распределил участки стен для восстановления по семьям, не исключая семей даже священников, и жители города, воодушевленные его энтузиазмом и энергией, дружно принялись за дело. Когда начались работы по восстановлению стен города, самаряне и другие враждебные иудеям племена всячески старались помешать и грозились напасть на Иерусалим. Неемия не дал запугать себя и организовал сопротивление. Он вооружил строителей мечами, копьями, луками и щитами. Часть их работала на стройке, а часть охраняла город. Работа велась днем и ночью. Энтузиазм строителей позволил им закончить строительство стен за пятьдесят два дня, и столица вздохнула с облегчением.

После этого Неемия приступил к разрешению социальных проблем. Бедных он освободил от податей и налогов, требуя лишь скромных поставок на содержание своего дома. Затем он созвал собрание и велел богатым поклясться, что они перестанут заниматься ростовщичеством и вернут беднякам поля, виноградники и сады, отнятые за неуплату долгов. Неемия также продолжил дело Ездры по расторжению незаконных браков.

Выполнив свою миссию, Неемия вернулся в Сузы, ко двору Артаксеркса. Во время правления Неемии Иудеей Господь послал Своему народу последнего ветхозаветного пророка Малахию. Посланник Божий призывал евреев очистить свои сердца и подготовить себя к славному пришествию в мир Помазанника Божия — Мессии. Пророк предсказал, что перед пришествием Мессии Господь пошлет им великого Пророка, который приготовит путь к пришествию Сына Божия.

После Неемии власть над иудейским народом сосредоточивается в руках первосвященников, которые стояли во главе Великой Синагоги, впоследствии переименованной в Синедрион (Верховный суд). Синедрион состоял из первосвященников, старейшин и законников. К первой категории причислялись, кроме выбранного на этот период первосвященника, также бывшие первосвященники и начальники священнических чред. По талмуду число членов Синедриона было 70. Сосредоточивая в своих руках политическую и религиозную власть, Синедрион в то же время подчинялся сначала персидскому, а затем — греческому владычеству.

Читайте также

Книга Неемии

Книга Неемии Дополнительную литературу см. в разделе «Книга Ездры», с.

Книга Неемии

Книга Неемии Неемия происходил из колена Иудина и, вероятно, из царского рода. Он занимал высокий сан виночерпия при дворе персидских царей. В 20 год царствования персидского царя Артаксеркса Лонгимана (465–424 гг. до Р.Х.) в 446 году до Р.Х. Неемия узнал от пришедших из

Книга Неемии.

Книга Неемии. Позвольте, как Неемии? А где вторая книга Ездры? Не надо торопиться. Между первой и второй — промежуток небольшой. Промежуток называется Неемия.Неемия рассказывает, как, сидя в Сузах (персидской столице), он вдруг узнал о том, как трудно живётся иудеям на

Книга Неемии.

Книга Неемии. В еврейской Библии эта книга надписывается: — слова Неемии (1:1), т. е. события из жизни Неемии, его подвиги, его «дела и прочия события», как надписываются много раз упоминаемые в книгах Царств (напр., 3 Цар 11:41) и Паралипоменон (1 Пар 29:29; 2 Пар 9:29) исторические

НЕЕМИИ КНИГА

НЕЕМИИ КНИГА канонич. книга ВЗ, входящая в священно–историч. цикл *Хрониста. Первоначально, по–видимому, составляла одно целое с 1 Езд, как это видно из свидетельств *Иосифа Флавия (Против Апиона; 1,8) и *Евсевия Кесарийского (Церк. Ист. IV, 26). В христ. Библии Н.к. была отделена

Книга Неемии

Книга Неемии Глава 1 Молитва Неемии об Иерусалиме 1 Слова Неемии, сына Ахалии:В месяце кислеве, в двадцатом году a правления царя Артаксеркса b, когда я находился в крепости города Сузы, 2 Хананий — один из моих братьев, пришел из Иудеи с некоторыми другими людьми, и я

Книга Неемии

Книга Неемии Глава 1 Слова Нееми?и, сына Хака?лии.В месяце кисле?ве, на двадцатый год, когда я был в твердыне города Су?зы, 2 пришел ко мне один из братьев моих, Хана?ни, вместе с людьми из Иудеи. Я стал расспрашивать их об иудеях, которые уцелели и вернулись из плена, а также об

Книга Неемии

Книга Неемии 1 Слова Нееми?и, сына Хака?лии.В месяце кисле?ве, на двадцатый год[417], когда я был в твердыне города Су?зы, 2 пришел ко мне один из братьев моих, Хана?ни, вместе с людьми из Иудеи. Я стал расспрашивать их об иудеях, которые уцелели и вернулись из плена, а также об

Книга Неемии

Книга Неемии Глава 1 1 Слова Неемии, сына Ахалиина. В месяце Кислеве, в двадцатом году, я находился в Сузах, престольном городе.2 И пришел Ханани, один из братьев моих, он и несколько человек из Иудеи. И спросил я их об уцелевших Иудеях, которые остались от плена, и об

Книга Неемии

Книга Неемии Глава 1 1 Слова Неемии, сына Ахалиина. В месяце Кислеве, в двадцатом году, я находился в Сузах, престольном городе.2 И пришёл Ханани, один из братьев моих, он и [несколько] человек из Иудеи. И спросил я их об уцелевших Иудеях, которые остались от плена, и об

Книга Неемии

Книга Неемии Глава 1 1 Слова Неемии, сына Ахалиина. В месяце Кислеве, в двадцатом году, я находился в Сузах, престольном городе.2 И пришел Ханани, один из братьев моих, он и несколько человек из Иудеи. И спросил я их об уцелевших Иудеях, которые остались от плена, и об

Книга Неемии

Книга Неемии Глава 1 1 Неемия в Сузах узнает о великом бедствии оставшихся в Иудее и Иерусалиме; 4 его молитва покаяния и прошение о помощи Божией. 1 Слова Неемии, сына Ахалиина. В месяце Кислеве, в двадцатом году, я находился в Сузах, престольном городе.2 И пришел Ханани, один

Книга Неемии

Книга Неемии Глава 1 1 Слова Неемии, сына Ахалиина. В месяце Кислеве, в двадцатом году, я находился в Сузах, престольном городе.2 И пришел Ханани, один из братьев моих, он и несколько человек из Иудеи. И спросил я их об уцелевших Иудеях, которые остались от плена, и об

Книга Неемии

Книга Неемии Возрождение Иерусалима В месяце Нисане, в двадцатый год царя Артаксеркса, [было] перед ним вино. И я взял вино и подал царю; и казалось, не был печален перед ним.2 Но царь сказал мне: отчего лице у тебя печально? ты не болен, этого нет; а верно, печаль на сердце? Я

16. КНИГА НЕЕМИИ

16. КНИГА НЕЕМИИ Сузы * Санаваллат Хоронит * Елияшив * Азотяне * Ездра * Вторая книга

Книга НЕЕМИИ

Книга НЕЕМИИ Грандиозный план Неемии В месяце Кислеве, в двадцатом году, Неемия находился в Сузах, престольном городе. Пришел Ханани, один из его братьев, и еще несколько человек из Иудеи. Спросил Неемия их об уцелевших Иудеях, которые остались от плена, и об Иерусалиме. И

Источник

LXII. Ездра и Неемия

В седьмое лето Царя Персидского, Артаксеркса Лонгимана, Эздра, ученый священник, по особенной благодати Божьей, которая назначала его к утверждению своего народа и сохранению священных писаний, получил в Вавилоне, от Царя и всех вельмож, богатые дары для храма Господня, и милостивый указ, по коему облекался чрезвычайной властью в своем народе. Он был уполномочен препроводить сограждан, оставшихся в земле Халдейской, в Иерусалиме, со священными сосудами и дарами, требовать от казнохранителей царских, за Евфратом серебра на украшения и разные потребности для священнодействия, наблюдать во всей Иудее за сохранением закона Божия, поставлять судей и наказывать преступников; все же священники и Левиты освобождались от всякой дани. По сему полномочию, Эздра собрал более тысячи семисот спутников, уговорил идти с собой еще несколько священников, Левитов и певцов, и, вышедши с ними в поле, вооружил их постом и молитвой, против опасностей предлежавшего пути. Хотя он должен был нести с собой большие сокровища, однако не просил себе от Царя охранных воинов, чтобы показать свою надежду на Бога, и благополучно достиг Иерусалима, где по принесении благодарственных всесожжений Господу, вступил в свое чрезвычайное служение.

Услышав от старейшин, что многие из народа и даже священники вступили в непозволительное супружество с иноплеменными, которое строго запретил Моисей, Эздра разодрал на себе одежды, терзал волосы и потом, во время вечерней жертвы, с трепетом и слезами падши на колена, исповедывал сие преступление с такой силой, что собравшийся вокруг него народ, тронутый обличениями праведного мужа, которые изливались в его пламенной молитве, к Богу отцов своих, клялся содействовать ему в восстановлении завета с Богом. Эздра взял клятву сию и с князей, священников и Левитов, и между тем, как он постился и плакал в уединении, объявлено было по всей Иудеи, что тот потеряет имение и отлучен будет от сонмища, кто чрез три дня не явится в Иерусалим. В назначенное время все Иудеи с трепетом собрались ко храму, и приняв обличение от Эздры, обещали совершенное послушание; в следствии сего, действиями старейшин и судей, расторжено было, в три месяца, более ста незаконных супружеств.

Между тем большая часть Иерусалима находилась в развалинах, до двадцатого года царствования Артаксеркса. В сие время был в Сузах, при дворе царском, виночерпием некто Неемия, происходивший, как полагают, от рода Царей Иудейских. Услышав от своих единоплеменников, о печальном состоянии отечественного града и бедственном положении живших там Иудеев, он провел многие дни, в плаче и посте, и молитвенно взывал к Богу отцов своих, о милости к согрешившим, ради завета, данного им чрез Моисея. Случилось однажды, что Неемия подавал вино Царю, и Царь, заметив грусть на лице его, спросил о причине скорби; смутился виночерпий и отвечал: «о Государь, как не быть мне прискорбным, когда опустел град, в котором были дома, а ныне гробы отцов моих, и врата его сожжены огнем! Если же заслужил я милость пред тобой, пошли меня в город гробов отцов моих предков, и я вновь созижду его.» Милостиво выслушал Царь прошение Неемии, спросив его только о времени, когда возвратится? И отпустил в Иерусалим, с охраной стражей и с повелением к воеводам своим, за Евфратом, чтобы дали ему, сколько потребует дерева, для городских стен и для собственного дома его.

Неемия пришел в Иерусалим и в первые три дня никому не открыл того, что положил ему в сердце Бог, для блага Израиля, но с немногими людьми объехал ночью вокруг развалин. В глубокой тишине выехал он, во врата юдоли Иосафатовы, к устью источника, и подъехал ко вратам гнойным, размышляя о стене Иерусалима, разоренной и о вратах его, сожженных огнем; потом приблизился ко вратам источника и купели царской, и не было, где пройти коню его, между обломков; он поднялся на стену над потоком, и возвратился опять во врата юдоли; но никто из стражей не знал, куда ходил он и что делал, потому что Неемия сохранил глубоко тайну. После сего сказал он священникам и старейшинам: «вы видите, в каком мы бедствии и как опустошен Иерусалим; созиждем вновь стены, да избавимся от позора.» Тогда объявил им милостивый указ Царя; обрадовались старейшины и народ и дружно приступили к делу. Прежде всех Первосвященник Елиасив, с братьями своими священниками, соорудил врата овчие и, освятив их, обновил прилежащие к ним стены; примеру его ревностно последовали другие старейшины и Левиты, и разделили между собой по частям всю ограду, башни и врата.

В пятьдесят два дня совершены были все стены; услышав о счастливом их окончании, Санавалат и его сообщники искали коварно умертвить Неемию, и стали вызывать его на совещание в поле как бы для того, чтобы отклонить от него подозрение, будто хочет он сделаться Царем в Израиле. Но не послушал их Неемия, не поверил и двум лжепророкам, Самею и Ноадию, которых подкупали они, чтобы устрашить его и присоветовать ему заключиться в храме, для избежания опасности. «Человеку на месте моем не должно бежать, а если и скроюсь, не найду себе спасения,» отвечал мужественный Неемия, и продолжал действовать, с той же осторожностью, потому что имел много завистников и посреди облагодетельствованного им народа. Для лучшего ограждения пространного, но малолюдного города, он запретил отворять ворота его, до восхода солнечного, и сделал перепись, для умножения народонаселения, перевел в него из окрестных селений, по одному человеку с десяти, которые избраны были по жребию. О окончании стен, собрал Неемия священников, Левитов и весь народ, для торжественного их обновления; он возвел на стены старейшин и разделил певцов на два клира, для воспевания хвалы Богу Израилеву. Одна часть священников и Левитов следовали на восток; с ними был Эздра, а другая половина, с Неемией, пошла в противоположную сторону стены; оба хора встретились против храма и вместе восхвалили Господа, громкими гимнами, по чину песней Давидовых; потом принесены были обильные жертвы и в духовной радости проведен был остаток дня.

В праздник новолетия, весь народ, собравшись в Иерусалиме, просил ученого священника Эздру, прочесть ему вслух книгу закона Моисеева. На площади, пред водными вратами, став на возвышенном амвоне, посреди сонма мужей и жен, Эздра прежде всего благословил Господа Бога великого, и все люди, воздев руки, преклонились на землю при имени Божьем; потом продолжал он читать, от утра до полудня, священные книги, во услышание всем, а подле него стоявшие, священники и Левиты, поясняли людям слова писания; плакал народ, внимая чтению закона, но Эздра, Неемия и Левиты удерживали его от плача, ради священного торжества; они велели всем людям вкусить пищу и разделить её с неимущими, чтобы укрепили себя радостью Господней.

На другой день собрался народ к Эздре, прося его истолковать слова закона, и поелику найдено было в них, о празднике кущей, который надлежало провозглашать трубами повсеместно, Эздра велел идти всем на гору Элеонскую и принести ветви маслин, пальм и кипарисов, для устроения кущей; исполнил повеление народ и устроил себе кущи, при каждом дворе; и во дворе храма Божия стояли кущи, в течении восьми дней, во время коих не переставали по обычаю читать книгу закона. В двадцать четвертый день сего месяца, собрался народ, в посте и вретище, с пеплом на голове, для единодушного исповедания грехов своих и беззаконий отеческих; Левиты возбуждали его к достойному хвалению имени Божия, а Эздра произнес пред сонмом вдохновенную молитву к Господу, Творцу неба и земли и всей твари, видимой и невидимой, который избрал Себе народ в Аврааме и дал ему закон чрез Моисея, рукой сильной извел из Египта, в землю обетованную и там, испытав многими бедствиями, предал наконец за нарушение завета плену Вавилонскому. Глубоко чувствуя вину и наказание, Эздра, укрепил завет Израиля с Богом отцов его, новой клятвой, о исполнении всех заповедей, до малейшего обряда, и старейшины засвидетельствовали письменно клятву сию.

Пользуясь данной от Царя властью, Неемия старался также, с помощью Эздры, искоренить различные злоупотребления, и дать силу закону. Услышав жалобы бедных на притеснение от богатых, он клятвой обязал последних возвратить взятый с них рост и завладенные имения. В тридцать второе лето Артаксеркса Неемия должен был возвратиться в Вавилон: но чрез год пришед опять в Иерусалим, изгнал Товию Асимонитянина, которому священник Елиасив, по родству, дал жилище во дворе храма; он восстановил десятины, обличил нарушителей субботы, и прекратил в сей день торги, посредством заключения городских ворот; нашедши разноплеменные супружества и детей, говорящих смешанным языком, проклял и наказал виновных, и в том числе таковых одного священника, зятя Санаваллатова, удалил из города.

Источник

Спустя семьдесят лет: опыт Эзры и Неемии

Приблизительное время чтения: 8 мин.

После этих семидесяти лет… – такое объяснение российских неурядиц и нестроений было самым обычным в девяностые, сегодня оно звучит всё реже, но мы о нем не забыли. Можно спорить об оценке разных исторических событий, но страна в любом случае вернулась ко многим из тех вопросов, которые не смогла разрешить в 1917 году. И то же самое относится к жизни церковной.

Да только вернуться в прошлое не удавалось еще никогда и никому – пейзаж неузнаваемо изменился за жизнь целого поколения, за «эти семьдесят лет». Но подобное в истории случилось не впервые. В 586 г. до н.э. вавилоняне разрушили Иерусалим, выселив всю знать и множество простого народа из Иудеи. Казалось, история этого государства пресеклась навсегда… Но в 539 году сам Вавилон был захвачен войском мидян и персов – так на смену Вавилонской пришла другая, Персидская. На следующий год персидский царь Кир позволил иудеям вернуться и восстановить разрушенное (относительно точных дат историки могут спорить, но в любом случае промежуток между разрушением Иерусалима и началом его восстановления составил около семи десятилетий).

Только ведь строить куда труднее, чем ломать – особенно изгнанникам, вернувшимся с чужбины. Земля, где жили иудеи, уже отчасти была заселена окрестными народами. Они вовсе не спешили вернуть то, что так удачно им досталось после ухода иудеев, а к тому же они помнили о сильном иудейском царстве, воевавшем с соседями, и никак не хотели его возвращения. Словом, всё было против них… Персидский царь разрешил восстановить город и храм, но он был далеко и ничем не помогал, да еще и недоброжелатели иудеев склоняли его к отмене былого решения.

Народ вдохновляли пророки, прежде всего Аггей. Но была нужда и в практиках-организаторах – ими стали, среди прочих, Эзра (в старой орфографии Ездра) и Неемия, чьи имена носят книги Ветхого Завета.

Оба они отправились на землю праотцев не сразу, как только представилась возможность, а спустя десятилетия, в середине V века. Уже был восстановлен и освящен Храм, было положено начало основанию города – но вместе с тем иссяк первый порыв энтузиазма. Задача оказалась слишком сложной, препятствий было слишком много… Похоже на нашу жизнь, правда?

И вот тут настало время энергичного администратора Неемии и религиозного предводителя Эзры.

Неемия был виночерпием персидского царя Артаксеркса – того самого, о котором рассказывает книга Эсфири. В столичном городе Сузы у него наверняка много возможностей не только для роскошной жизни, но и для помощи своим соплеменникам-иудеям. Но он добровольно решил отправиться в Иерусалим, где был построен Храм, но не было пока городских стен. Когда однажды он подавал царю кубок с вином, царь заметил печаль на его лице и спросил о его причинах. Неемия ответил: «Как же не быть мне мрачным, если город, где похоронены мои предки, лежит в руинах, а ворота его сожжены… Если царь соблаговолит, если раб твой угоден тебе, отправь меня в Иудею, в город, где похоронены мои предки, и я отстрою этот город».

Так Неемия был назначен наместником в Иудее. Первым делом он решил восстановить городские стены. Однако окрестные народы были не в восторге от этой перспективы – прежде всего это касается самарян, потомков десяти северных колен Израиля и других народов, которые были переселены в Палестину ассирийскими завоевателями. Так уж устроено в этом мире, что всякий предпочитает видеть соседнее государство слабым и беззащитным. Вражда иудеев и самарян, о которой мы читаем в Новом Завете, была заложена именно тогда.

Строительство описано в Библии так: «Носильщики одной рукой несли груз, а в другой руке держали копье. Строители работали с мечом на поясе». Правители окрестных областей доносили о деятельности Неемии персидскому царю: дескать, хитрый иудей хочет сам стать царем и отпасть от персидской империи. К чужакам, как бывает обычно, присоединилась и часть иудейской знати, которая тоже с подозрением относилась к Неемии. Но на самом деле он заботился о возрождении города и народа, а не о собственных политических амбициях.

Впрочем, Неемия прославился не только восстановлением города. Вот что писал он о своем правлении: «Прежние наместники были тяжким бременем для народа, они требовали для себя пропитания и вина, в придачу к сорока ше́келям серебра. Слуги их тоже притесняли народ. А я так не делал, потому что боялся Бога… При этом содержания, причитающегося наместнику, я не требовал, потому что народ и так был обременен работой». Всегда и везде губернаторы любили капитальное строительство. Но чтобы безвозмездно…

Впрочем, восстановление городских зданий – половина дела, и не самая трудная. Восстановить нормальную жизнь общины бывает гораздо труднее. Поэтому другой человек, священник и книжник (то есть знаток Писания) по имени Эзра озаботился сооружением других стен – стен Закона, которые охраняли бы иудеев от языческих влияний. Недостаточно было просто иметь Священное Писание, нужно было научиться жить по нему.

Заручившись официальной поддержкой персидского царя, он отправился в Иерусалим, где занялся проповедью Закона. Библия особо отмечает один практический вывод, который сделал Эзра: иудеи не должны были брать в жены иноплеменниц! Он даже добился того, чтобы иудеи, женатые на иноплеменницах, отослали своих жен прочь. Сегодня такой подход кажется нам расистским и человеконенавистническим. Однако можно сказать несколько слов и в его защиту.

Именно связь с женщинами-язычницами нередко становилась для израильтян западней – так был пленен Самсон, так совратился под конец своей жизни царь Соломон. В собственном доме любой человек проводит несравненно больше времени, чем в храме, и если в этом доме почитают идолов, ему очень трудно сохранить веру в Бога неповрежденной. Конечно, сегодня мы и не обносим свои города прочными каменными стенами. Но в те времена слишком велик для иудеев был риск раствориться в языческом море, бушевавшим вокруг.

К тому же Библия никогда не забывала и о другом отношении к иноземным женам – достаточно вспомнить книгу Руфь, историю моавитянки, ставшей прабабкой знаменитого царя Давида. Вполне вероятно, кстати, что книгу Руфь написали как раз во времена Эзры и в полемике с ним, доказывая на практическом примере, что иноплеменные жены – совсем не обязательно причина вероотступничества. Вера есть личный выбор человека, так что дело тут вовсе не в национальности…

А может быть, это вообще свойство любого народа, выходящего из затяжного исторического кризиса – замыкаться в собственной скорлупе, с недоверием относиться к окружающему и не слишком-то дружелюбному миру? Пройдет время, и в среде иудеев снова прозвучит проповедь о всеобщности спасения, о том, что люди на самом деле не делятся на «чистых и нечистых» по национальному признаку. Но пока им нужно было укрываться за толщей стен. Лишь бы только не навсегда…

Как это часто бывает, поражение научило евреев большему, чем могла бы научить победа. Им нужно было пережить ссылку в Вавилон, центр тогдашней ближневосточной цивилизации, увидеть великолепные святилища множества языческих богов, чтобы осознать: их Бог – Господь и только Господь. Вопрос о том, кому поклоняться: Господу или Ваалам с Астартами – больше не стоял перед иудеями. Но как именно поклоняться? Вдали от родины иудеи были лишены храмового богослужения, и центр их духовной жизни переместился в синагогу. Там не приносили жертвы, но там читали, толковали и изучали Священное Писание.

Но теперь, когда иудеи отстроили заново Храм – в чем будет заключаться их религия? В Библии мы встречаем два рассказа примерно об одних и тех же событиях: в Первой книге Эзры и в Книге Неемии. Многие моменты совпадают дословно, например, генеалогические списки. Но то, что следует непосредственно за списками, выглядит очень по-разному.

А вот что сообщает книга Неемии: «И собрался народ, все как один, на площади перед Водяными воротами. Попросили писца Эзру принести книгу Закона Моисеева, которую Господь заповедал Израилю. Он читал ее прямо на площади от рассвета до полудня, и весь народ слушал книгу Закона. Левиты толковали народу Закон, а народ стоял по своим местам. Они читали по книге Божий Закон с толкованием, передавая смысл и объясняя прочитанное.

Правитель Неемия, жрец и писец Эзра и левиты, наставляющие народ, сказали всему народу: “Этот день посвящен Господу, Богу вашему. Не горюйте и не плачьте (ведь все плакали, слушая слова Закона). Идите, ешьте, пейте, и рассылайте угощение тем, у кого ничего не припасено; потому что этот день посвящен Господу нашему”».

Что мы видим здесь? Два разных рассказа о двух очень разных и очень важных вещах: с одной стороны, жертвоприношения и храмовая служба, с другой – чтение и разъяснение Закона. Именно это сочетание стало основой еврейской жизни после плена: в Храме приносились жертвы, в синагогах читалось Священное Писание. Одно без другого теряло свою ценность. Что толку в тщательном исполнении ритуалов, если народ сам не знает, во что верит? И что толку в богословском образовании, если оно не становится основой для искренней молитвы?

Кстати, обратим внимание, что уже тогда Закон требовалось не только читать, но и разъяснять. С одной стороны, он был написан на древнееврейском языке, которых тогда уже выходил из употребления – сами евреи постепенно переходили на родственный ему арамейский язык. Но дело не только в языковом барьере, который, к тому же, не был непреодолим, эти языка достаточно похожи, как церковнославянский и русский. Но даже там, где ясен первичный смысл священного текста, не всегда бывает понятно, как применить эти слова к своей собственной жизни.

Из времен Эзры и Неемии осталась у иудейской общины твердость в отстаивании Божьих законов и отеческих обычаев, но вместе с ней и упрямство, нежелание принять новое и неожиданное (говоря библейским языком, «жестоковыйность»), которую мы встретим на страницах Евангелий. Так ведь оно и бывает в жизни, где плевелы растут вместе с отборной пшеницей и до срока трудно бывает отделить одно от другого.

Источник

Adblock
detector