негры почему нельзя так называть

Почему нельзя говорить слово «негр»

Пишет один бывший однокурсник по журфаку, ныне успешный спортивный комментатор, в «Фейсбуке» о команде из Нигерии: «Надо же, как негры играют – никак не ожидал».

Надо же – негры еще и в футбол играют! Посмотрите, обезьянки в цирке. Вот написала слово «негр» и задумалась. Ведь на «Эхе Москвы» нельзя писать оскорбления!

Надеюсь, редакторы поймут, что я передаю чужую речь, и не осудят строго. Да здравствует терпимость к ближнему, ныне обозначаемая непонятным словом «толерантность»!

То ли слово такое непонятное, то ли оно вжилось в наш лингвистический контекст как-то неправильно. Но всегда чувствуется привкус издевки. Вон мол, пошел, толерантный какой. Есть стилистическая окраска, есть.

Так же, как и у слова «негр», которое в новом социолингвистическом контексте уже получило этикетку «негативная окрашенность». Двадцать лет назад все спокойно говорили это слово. Семьдесят лет назад Маяковский его просто прославил, ославив своим «да будь я хоть негром преклонных годов» весь африканский континент. Слышите – и тут обезьянки, как в футболе? Да будь я хоть макакой, хоть гориллой, все ж таки бы гордился этой своей советской паспортиной.

Сделала я слегка так замечание, даже не замечание, намек своему однокурснику, а он мне в ответ: «Не ищи черную кошку в темной комнате. Я не расист».

Как он далек от истины! Расист, естественно. Так же, как и известный международник из известной газеты, причитающий, что загадили, мол, «негры» Францию. Так же, как знакомый инженер завода «Стинол», опасающийся, что повыгонят всех их к черту и «негров» наберут.

Всем им могу сказать: дорогие господа, расизм – это не когда Ку-клукс-клан отрубает головы или перерезает горло. Расизм, он, в общем-то, есть двух типов – повседневный и насильственный.

Так вот, тот, кто упорно, глядя всем наивно в глаза, утверждает, что слово «негр» – обыкновенное, принятое (как же иначе их-то, обезьянок, называть), в наших широтах давно спокойно употребляемое, в принятом обыкновенном понимании любого продвинутого гомо сапиенса – расист. То есть, просто человек, в своем повседневном понимании, может, походя и не задумываясь глубоко, ставящий свою расу выше других/другой и унижающий другую расу/другие расы.

Истинные арийцы в небезызвестный период в этом признавались себе и перед другими этим гордились. Теперешние немцы рассказывают своим детям в школе, что такое расизм, а также его разновидность – антисемитизм. Каждый ребенок получает пилюлю против высокомерия к другой нации еще в детском саду, где белые дети играют в черные куклы и с темнокожими детьми. В немецком не услышишь слова «негр», а недавно его даже убрали из известной детской книжки, признав педагогическую необходимость сего шага в совсем недавно ставшей многонациональной Германии.

Мы же теперь все белые и светлые, просвещенные и продвинутые. Всех же, кто указывает нам на то, что мы употребляем не совсем уже «общепринятые» слова, тут же сажаем в клетку политкорректности, коверкая само понятие политкорректности. Недавно один такой просвещенный московский профессор, потомок известного рода, жаловался мне, что не может в берлинском магазине купить нормальную куклу для дочери. Вокруг одни «негры» (это он о куклах).

— Вы же понимаете, — говорил он мне, — не могу же я купить эту дрянь своему ребенку. Совсем они здесь со своей политкорректностью с ума сошли!

Так вот, чтобы закончить тем, с чего начала. Политкорректность – это когда говоришь «африканец» вместо «негра», потому что «негр» некоторым режет уши, а не по святой убежденности, что это слово оскорбляет того, кого ты им обозначаешь.

Я говорю «африканец» потому, что давно знаю: слово «негр» людям с темным цветом кожи неприятно, вне зависимости от того, на каком языке оно произносится. Велик Квентин Тарантино, низведший слово «ниггер» в разряд безобидного жаргона темнокожих хулиганов из мелкого преступного мира. Мы с Тарантино понимаем, что это допустимо – самоирония никому еще не вредила.

Мы с Тарантино не политкорректны, потому что мы совершенно искренне, по святому убеждению, что так нельзя, что это неприлично, не произносим слово «негр». Кроме прочего, кстати, следуя уже давно укрепившемуся в английском и, простите, вслед за ним и русском языке социолингвистическому употреблению.

Словари и контенты меняются. Пора бы и нам не политкорректно, а от всей души начать меняться вместе с ними. И начать задумываться о том, что и как мы говорим о других расах, делая понимание равенства своей внутренней убежденностью, которая не позволит походя бросить слово «негр».

Источник

Ты же леди: как можно и как ни в коем случае нельзя называть чернокожих людей

Выражаемся так, чтобы случайно не показаться расистом… 🙂

За последнюю неделю хэштег #BlackLivesMatter стал одним из самых популярных в социальных сетях. Люди из разных уголков мира выходят на массовые протесты против расизма, жестокости полиции и любых форм дискриминации. Напомним, что причиной тому стало убийство полицейскими афроамериканца Джорджа Флойда, которое произошло 25 мая.

Но как правильно говорить о темнокожих людях? В каких случаях слово «негр» говорить уместно, а в каких — категорически нельзя? Разбираемся в языковых нюансах в нашем новом материале.

В разных странах мира к представителям негроидной расы обращаются по-разному. Чтобы быть политкорректной, важно понимать:

в какой стране ты находишься;

Как можно выражаться в России?

Ты наверняка от кого-то слышала, что слово «негр» употреблять не вежливо и не толерантно. Но прежде чем продолжить, давай обратимся к определению.

Толковый словарь Ожегова говорит:

Это мы к чему? Слово «негр» в русском языке не несет негативного оттенка (как, например, в США, но об этом чуть позже). Оно просто обозначает расовую принадлежность. Так что если ты изъяснишься так, это не будет ошибкой.

❌ А вот слово «черный» (перевод от «black») в современном русском языке несет оскорбительный, расистский характер, так в обществе выражаться точно не стоит! Ни говоря об афроамериканцах, ни о представителях других, например, кавказских, национальностей.

Афроамериканцы — жители США, имеющие полное или частичное происхождение от африканцев, принадлежавших к расе темнокожих людей.

Так что пользоваться этим словом нужно только в случае, если ты уверена в национальности человека. Например, убитый 25 мая Джордж Флойд был афроамериканцем.

Для закрепления: неправильным вариантом в русском языке является слово «черный» — оно имеет уловимый расистский оттенок. А вот в Америке все наоборот!

Как говорить в Америке?

Страх называть негра «негром» родился как раз в американской культуре. Чтобы понять, почему, нужно обратиться к истории.

В колониальные времена представители негроидной расы в США были рабами, затем — слугами, а позже просто людьми низшей категории. Со временем в американском английском языке слово «negro» приобрело унизительный оттенок, аналогичный по смыслу русскому слову «холоп».

Особенно ярко проблема дискриминации отражена в фильме «Зеленая книга» (2018) Питера Фаррелли. Картина рассказывает реальную историю путешествия по югу США в 1962 году — всего каких-то 60 лет назад! Так что у афроамериканцев еще свежи болезненные воспоминания тех времен.

На сегодняшний день слово ❌«negro» в США официально объявлено оскорбительным, так как оно «напоминает о рабском прошлом». Так что афроамериканцы просят называть себя ✅ «black people» («черные люди»). В Америке это не считается ни обидным, ни оскорбительным. Так говорят и пишут в СМИ, говорят по телевизору, это слово можно смело употреблять в разговоре.

Есть даже специальная премия для спортсменов и прочих деятелей с темным цветом кожи, которая называется Black Entertainment Television (BET) Awards. Да и в названии движения Black Lives Matter тоже есть то самое слово «black».

Источник

Почему »nigger» является проявлением расизма и оскорблением?

e22e2055934fb887974d2415544d4bd9 688

Почему афро-американцы в США называют друг друга ниггерами, но при этом обижаются, когда их так называет белый?

Это не просто слово, а напоминание. Ещё их дедушка, если речь идет про южные штаты, ходил в отдельные кафе и туалеты «для цветных» и занимал соответствующие места в автобусе. А дедушка их дедушки ещё был, вполне возможно, рабом. И его называли «ниггером».

Нигра (негр, ниггер (в расовом произношении — нигга), черномазый, черножопый — уничижительно-ласкательное сленговое обозначение человека негроидной расы. Изначально было предназначено для обхода табуированных выражений, вырезающих слова типа «nigger» и его вариантов.

В США термины для обозначения темнокожего населения эволюционировали следующим образом: Negro «негр», Darkie «темнушка», Colored «цветные», Black «чёрные», African American «афроамериканец». Характерной особенностью терминологии США является постепенное исчезновение заимствованных из испанского терминов для обозначения людей смешанного происхождения (мулаты, квартероны и др.), употреблявшихся в XIX веке. Слова «нигга», «ниггер» и др. продолжают употреблять внутри афро-американской среды. Американцы, особенно на юге страны, также широко используют эти выражения в быту; однако темнокожим населением такое обращение теперь обычно воспринимается как оскорбительное. usa 033

Источник

userinfo v8irissann

Плюнь тому в глаза, кто скажет, что можно обнять необъятное!

… И поэтому нет ничего слюнявее и плюгавее русского безбожия и православия. Козьма Прутков.

“Почему негры не любят, когда их называют неграми.”

По приезду в Штаты меня сразу строго-настрого предупредили, что негров нельзя называть неграми. Я был в шоке. Это же за кого они себя принимают, если считают слово негр — ругательством. Это все равно, если бы я считал слово “славянин” матюком… или я что- то не так понял? Кстати, давно расспрашиваю по этому поводу американцев, они говорят, мол, неграми негров называли рабовладельцы. Хм, нас, к примеру, татаро-монголы русскими называли, и попробуй меня по-другому назвать. А негры обижаются, хотя между собой друг дружку исключительно нигерами и называют. Парадокс.

Еще что очень бросается в глаза, так это комплекс неполноценности американцев по поводу прошлого, я имею ввиду эпоху рабства. Причем комплекс неполноценности именно у белых, а не у негров. Неграм-то как раз неплохо, чуть что, они сразу в крик: “Вы меня ущемляете, потому что я черный!”. И белые сразу тушуются. Серьезно, сам видел по телевизору, как один негр выиграл суд, потому что объявил, что судьи расисты. Обвиняли его в изнасиловании с отягощающими обстоятельствами. У нас бы его лет на пятнадцать, да еще и в камеру к уголовникам, а тут сменили состав судей и оправдали. Или, к примеру, прием на работу. Тут мне мой приятель интересную историю рассказал. Приходит как-то негр в крупную компьютерную фирму наниматься. На собеседовании выявляется полным идиотом, который файл не отличает от директории, а TCP/IP от HTML. Его, естественно, культурно посылают поискать работу в другом месте. А он подает в суд, что его не взяли на работу по расовому признаку. А в США нет хуже обвинения, чем расовая дискриминация и сексуальное домогательство. Приходит на фирму моего приятеля специальная комиссия и спрашивает: а чего это вы афро-американцев не любите. Им отвечают: мы их любим в целом, но вот этот конкретный – дебил, и никак не может у нас работать. А им в ответ: хорошо этот дебил, а почему тогда у вас на фирме нету ни одного негра, что все дебилы?. Им возражают: так у нас же всего семь человек на фирме. Но, довод, увы, не помог — суд решил, что они обязаны этого негра на работу взять. Взяли. Вот так вот!

Я, кстати, вначале очень переживал, что негров не понимаю. В смысле, когда они на английском разговаривают. Потом меня сами же американцы и успокоили, мол, не переживай, мы их сами не понимаем! Зато теперь знаю их коронную фразу: “Wos’up maaaaan?”

Боже мой! Какие они наглые и в то же самое время трусливые. Но наглые до омерзения. Первое время меня просто убивала их наглость, потом привык, потом придумал поговорку, что обезьяны произошли от негров. Сейчас я негров не боюсь — трусливее их я вообще никого не видел. Надо только быть чуть-чуть наглее их самих. На дискотеке к моей девушке пристали два негра, нагло, по-хамски, у меня на глазах. Но стоило мне ткнуть, абсолютно беззлобно, смею заметить, одному из них в коленную чашечку, как они тут же отбежали на два метра. О да, на безопасной дистанции они смелые. Очень много говорят и быстро-быстро. По всей видимости, они говорили насчет моей родословной. Я не все понял. Но в этом случае очень помогает русский мат. На этих детей природы он оказывает просто магическое действие. Они понимают, что их посылают, но не понимают куда именно. Проверенно неоднократно. Не привыкли они, что им сопротивляется белый человек. Они же нас снежками обзывают. Мы для них неженки и слабаки. Обидно. Хотя, конечно, приятно видеть безграничное удивление в глазах черномазого, когда ты идешь на него грудью. Хотя, честно говоря, я бы предостерег идти на них грудью в темном переулке — воткнут с дуру что-нибудь острое и не совсем стерильное между ребер, а потом доказывай, что ты не хотел задеть его расовых чувств.

А еще у меня были соседи негры. Не знаю, как это объяснить, но мусор они выкидывали исключительно на пороге подъезда. В 20 метрах стоит мусоропровод, но нет, это для белых парней, наши дети природы себя этим не утруждали, они оставляли мешки с мусором прямо на пороге дома. Когда я им сделал замечание, они ответили, что это свободная страна. О как! Свободные негры в свободной стране. Странный запах у их свободы.

Я расист? Да! Я расист! Махровый! Закоренелый! Причем я им стал именно тут, в США. До этого я очень поддерживал Нельсона Манделу и любил перечитывать Хижину дяди Тома.

“Когда свистки отпугивают не акул, а бедных туристов из восточной Европы”.
Лето было в разгаре, и мы с коллегами решили выбраться на океан. Просмотрев карту и измерив циркулем все известные нам выходы к океану, мы пришли к выводу, что ехать надо в небольшой курортный городок под названием Виржиния Бич. Ехать было не очень далеко, всего три часа, что по меркам Америки практически за углом.

Путь наш, кстати, пролегал через знаменитую военно-морскую базу США — Норфолк, проезжая по мосту через залив, я собственными глазами видел грозные авианосцы и крейсера ВМС США. Там же мы остановились заправиться. Услышав не английскую речь, заправщик, старенький дедуля, поинтересовался откуда мы. Я честно ответил, что мы украинцы. Он уточнил — Советский союз? Я утвердительно кивнул головой. Деда чуть кондратий не хватил на месте, он все беспомощно глядел то на авианосцы, которые располагались в прямой видимости, в километрах в 3 — 4, то на меня. Казалось, что он хочет своим тщедушным телом заслонить от меня, представителя империи зла, самые сокровенные секреты ВМС США. Я снисходительно улыбался. Наконец, дед, сплюнул на асфальт и, бормоча под нос что-то типа, “о времена, о нравы”, удалился прочь. В принципе, этот маленький эпизод не имеет отношения к главному повествованию, я просто хотел сказать, что и у них есть старорежимные старички. Если будет время, я расскажу вам как, будучи в командировке в Англии, я вел трехчасовую дискуссию с поляком-эмигрантом по поводу судеб Европы и красной угрозы — вот то действительно спор был, впрочем, речь сейчас пойдет не об этом.

Приехали мы к океану. С горем пополам запарковали машину. Пляж как пляж. Народу тьма. У меня сразу пошли недобрые ассоциации с центральным одесским пляжем Аркадия. Честное слово! Народу тьма, все лежат друг на дружке. Такие же бабушки и дедушки, кормящие яблоками внучков, и строгие мамы, выгоняющие детишек из моря. Ну конечно, все более цивилизованно, компот в трехлитровую банку никто не заливает. У них для этого специальные сумки-холодильники есть — такой здоровый ящик с ручками, который прохладу сохраняет. Но принцип тот же. Расстелили мы свои подстилки, достали кто плавки, кто купальники и тут нам открылась пренеприятная истина. В отличие от наших пляжей, тут раздевалки просто не предусмотрены. Серьезно. На мой вопрос: где тут раздевалка, на меня посмотрели как на идиота и предложили идти четыре квартала до ближайшего магазина одежды. Замотавшись полотенцем, я все же переоделся. Женщинам было сложнее, но и они выпутались из ситуации, спрятавшись между местным растением и припаркованым джипом Черроки. Как в последствии оказалось, на пляже так же не предусматривалось ни душа, ни туалета. Не знаю, может на других пляжах по-другому, а на том, где был я — именно так.

Кстати, совсем забыл описать идиотскую ситуацию с мужскими плавками. Когда вы читаете “плавки”, вы что представляете? Правильно, наши нормальные советские плавки, или, еще более нормальные, европейские плавки. А вот у американцев плавки — это нейлоновые шорты до колена, одетые поверх трусов. Честное благородное слово! Это я еще понял, когда в бассейне у себя дома купался. Плавки, в нашем понимании слова, тут только гомосексуалисты носят. Не вру! После того как я, ничего не подозревая, явился в бассейн в нормальных, в моем понимании, плавках, на меня еще месяц все соседи подозрительно косились. Потом уж мне объяснили, что такие плавки носят или педики, или спортсмены на тренировках по плаванию, все остальные довольствуются шортами до колена со здоровенным карманом на заднем месте. Вот и мне пришлось купить такие же шорты, правда, я купил их не до колена, а специально нашел детские, короткие. Чего вы смеетесь, дети у них такие, что объем талии и мне подошел.

Переоделись мы, и естественно, сразу в океан. Проплыв метров десять мы услышали пронзительный свисток. Обернувшись, мы с товарищем долго искали источник свиста, мне даже пришла в голову шальная мысль, что где-то появилась акула, и ее отгоняют свистком. Свистели нам с вышки — спасатель в ярко оранжевых трусах до колена, при этом он отчаянно жестикулировал оранжевым же флажком. Приглядевшись, мы заметили, что эти самые вышки стоят каждые 100 метров по все территории пляжа, наша вышка была последней. После недолгих размышлений мы догадались, что спасатель просит нас сместиться на другую сторону пляжа, потому как это была последняя вышка, и мы как бы выходили за те 100 метров, за которые он отвечал. Удивившись, мы вылезли на берег, прошли 100 метров к центру и опять залезли в воду. На этот раз мы проплыли метров 30, как вновь раздался свисток. Теперь нам махали с другой вышки, причем недвусмысленно предлагали вернуться на берег. Я психанул: отмахать 3 часа по жаре на машине, чтобы какой-то придурок в оранжевых шортах не давал тебе нормально поплавать… Я уже хотел показать ему известный жест из одного пальца, но меня вовремя удержали. Вернувшись на 20 метров к берегу, я немного понырял и лег на спину отдохнуть. Знаете, это когда неподвижно лежишь на спине и покачиваешься на волнах. Опять свисток! Я подскочил, спасатель махал мне флагом, чтобы я больше этого не делал. Я психанул, уже хотел идти скидывать его с вышки, а пока он будет лететь вниз, объяснить ему, что я два года подводным плаванием занимался и при случае его самого спасти могу. Но меня благоразумно удержали. Уже сидя на берегу, я увидел, что американцы совсем не умеют плавать, они как бегемоты плещутся в волнах, но никто, никто кроме нас и какого-то мулата не отплывает дальше, чем 10 метров от берега. Мое плавание на спине и кролем для них было откровением — на меня смотрели во все глаза. В общем, настроение у меня испортилось.

Знающие люди мне сказали, что в шесть вечера у спасателей заканчивается дежурство. Они свистками выгоняют всех из воды, вывешивают флаг, что, мол, спасатели пошли домой, и покидают место службы. После чего все нормальные люди опять залезают в воду и уже нормально отрываются. Увы, проверить это я не мог, так как в пять вечера мы уже выехали по направлению к Вашингтону.

“Американские дискотеки”
Я не юноша. За свои почти три десятка лет на дискотеках я побывал достаточно много, и не только в Украине. Но такого удручающего впечатления как на американских дискотеках я больше не получал нигде.

Приведу пример двух дискотек в столице США, дискотека Лу-Лу и ночной клуб Платина. Если вы бывали в столице, должны их знать, это одни из самых популярных диско в городе. Сразу предупрежу, я люблю дискотеки. Я люблю танцевать. Я люблю выпить в баре. Я люблю потусоваться с народом. Но в штатах у меня это не вызвало должного энтузиазма. Теперь подробнее.

Музыка. На мой взгляд, музыка это основной компонент дискотеки, ведь на дискотеку идут танцевать. Так вот в Америке на дискотеке музыку не крутят. Есть фон — ритмичный, бьющий по ушам фон. Раз в час ставят какую-нибудь более или менее известную мелодию, чтобы оживить людей. На американской дискотеке (особенно в Платине) невозможно разговаривать. Причем нигде. Даже в туалете. Музыка, вернее басы, гремят абсолютно везде. Разговаривать можно, только приложив ухо к губам собеседника. Или по мобилке.

Танцевать. Я не знаю, зачем народ ходит на дискотеку в Америке. Танцевать? Вряд ли. Танцевать там невозможно. Потому, что народу туда набивается явно в пять-шесть раз больше, чем вмещает помещение. Кстати, останавливаться на лестницах и в коридоре нельзя. Секьюрити тут же начинает орать, и правильно, любой остановившийся человек моментально создает пробку. А как прикажите танцевать на с боем отвоеванной тобой территории 40 на 40 сантиметров. Так и танцуют — прижав руки к груди. И главное, пошире раздвигать ноги для устойчивости — иначе затопчут.

На диско с подругой. Если вы нервный и ревнивый человек, вам не рекомендуется идти на дискотеку со своей любимой девушкой. Потому как нервных клеток вы сожжете просто не меряно. Там же половина мужиков извращенцы. Идут в толпе, выбирают симпатичную девушку и давай к ней сзади прижиматься. В основном негры, и в основном страшные, как произошедшие от них орангутанги. Причем, пофиг, есть рядом с ней парень или нет. Делают твоей девушки неприличные жесты и предложения. Открыто набить им морду нельзя — тут же прибежит охрана. Они об этом знают и этим же и пользуются. Приходится либо бить их по-тихому, либо стоически терпеть. Согласен, у нас такое тоже есть. Но не в таком масштабе. Совсем не в таком. На их диско уже через полчаса начинаешь смиряться с тем, что твою девушку может облапать практически кто угодно. Особенно негры. Похоже, я становлюсь расистом. А после последней дискотеки мне, уже в Киеве, ровняли носовую перегородку. Так сказать, негр не знал, что я расист, а я не знал что негров трое. Предвосхищая следующий вопрос, отвечу: что именно ровняли неграм я не знаю, хотя наверняка что-то да ровняли.

Выпивка. Если вы экономный или просто предпочитаете качественный алкоголь, лучше нажраться предварительно дома. На диско обычно наливают гадость, обычно разбавленную и по цене, обычно умноженной на три. Может даже на четыре, все равно мне сдачу никогда еще правильно не давали.

Медляки. На американской дискотеке не ставят медляков. Вообще не ставят. Ни в начале, ни в конце. Медляки отсутствуют как класс. Кстати, уже побывав на нескольких вечеринках, я понял, что америкосы не умеют танцевать медленных танцев. Негде учиться. Причем найти диджея тоже невозможно. Он где-то спрятан. Скорее, в подвале. Чтобы европейцы до него не добрались и не набили морду за все его ритмы. Ах, извините. В Платине еще есть подвал, где ставят регги. Специально для негров. Я там был. А когда зашел, поклялся поставить свечку в церкви, если мне удастся оттуда выйти живым. Контингент там еще тот. Еще тот, в смысле, что даже не этот, который в общем зале. Там отъявленный. Белый зашедший на их территорию — это нарушитель, еретик и святотатец, в лучшем случае безумец. Я туда больше не пойду. Никогда. А если пойду, то только с АКМ-74 и с двумя, нет, лучше с тремя запасными рожками. А еще в этом подвале очень темно. И в темноте практически не видно самих негров. Только их белые майки сами по себе дергаются во мраке. Психоделическое зрелище.

“Хрущевка дяди Тома”
Чтобы описать вам коммунально-жилищные условия рядовых граждан США мне придется вернуться к тому времени, когда я усиленно подыскивал себе жилье.

Подошел я к вопросу выбора жилья основательно: набрал кучу каталогов компаний, которые сдают жилье в аренду, нашел себе вроде бы профессионального маклера и опросил с десяток знакомых по поводу их места обитания. От маклера мне пришлось отказаться ровно через три дня, после того как он мне представил ровно три варианта квартир, которые я уже видел в каталогах, но опять-таки же, ровно на 160 долларов выше цены хозяев квартиры. Бизнесмен, блин. От знакомых толку было мало, каждый хвалил именно свое болото, не замечая при этом вопиющих вещей. От каталога пользы было не намного больше. От него я отказался после того, как увидел фотографию красивейшего здания. Приехал туда, как оказалось, только лишь для того, чтобы убедиться, что стоило фотографу повести камеру на сантиметр левее, и пораженным читателем каталога открылся бы чудесный вид на скоростную трассу проходящую в 20 метрах от их будущего жилья.

Оставалось искать самому. Договорившись со своим коллегой, который неплохо знал город, мы стали методично объезжать прилегающие районы в поисках подходящего жилья. Не могу сказать, что я видел все дома в Вашингтоне, но квартир 10-15 я посмотрел. И вот мое личное впечатление:

Кто вам сказал, что все америкосы живут в своих собственных домах? Враки! Максимум процентов 10%! Все остальные живут в снимаемых квартирах.

Их квартиры в многоэтажных домах ничем не отличаются от наших хрущевок. Скажем так — евро-хрущевки. Не надо кидать в меня тухлые яйца! Вы там были? Вы там жили? Нет? Тогда послушайте человека, который там жил! Потолков выше 2,70 я просто не видел! Нету таких! Стены из гипсокартона. Да не вру я! Кирпич? Декоративный кирпич на фасаде — остальное картон! Высотки? Хорошо, в высотках несущие стены из бетона и стали — думаете лучше? Тем более, внутренние стены все равно из картона. Ладно, про звукоизоляцию ниже.

Я когда в их девятиэтажках побывал – впал в состояние шока. Один вход, пара лифтов и от них здоровенные коридоры по всему зданию… идешь по коридору, а там как в гостинице — по обеим сторонам сотни дверей. Вообще, дежавю у меня было.

И не надо недоверчиво хмыкать, я тоже в голливудских фильмах видел, что они все живут в трехэтажных виллах. Я же не виноват, что они фильмы снимают именно про те 10%, которые там живут. Что своими глазами видел, то и рассказываю. Хотя и в фильмах правду показывают. Помните фильм “Универсальный солдат” с Ван Дамом? Я все удивлялся, как это он умудрился три стенки подряд плечом поломить. Здесь в США я понял: сам чуть не ввалился к соседу в кухню, когда в душевном порыве пнул стену. Вмятину я потом аккуратно прикрыл тумбочкой.

Звукоизоляция. Ее просто нет. Внешние стены еще более-менее защищают от шума, внутренние — обыкновенный картон. Когда сосед за стенкой смывает воду в своем унитазе, у меня начинает вибрировать стол, на котором стоит компьютер. У нас даже в контракте на аренду обговорено, что мы не имеем права пользоваться стиральными машинами после 10 вечера. И это справедливо: вместе с центрифугой трясется весь дом. Перекрытия, такое впечатление, сделаны тоже из фанеры: когда этажом выше ходит мой сосед, у меня шатается люстра. Ну, мои проблемы — это еще полбеды. Вот у моего коллеги проблемы посерьезней: у него соседи молодожены. Так по его словам, он каждую ночь вместе с ними, правда через стенку, принимает участие в их сексуальных оргиях как свидетель. У бедняги бессонница началась.

Ой, только не надо мне сейчас говорить, что, мол, нефиг селиться в негритянских районах за сто долларов. Неправда! Я живу в достаточно престижном районе, где в основном селятся дипломаты и другие высокооплачиваемые товарищи. И рента моя ощутимо больше тысячи долларов в месяц.

Есть, конечно, и плюсы в их жилье. Практически везде есть бассейны. Правда, из-за принятой у них пропорции 50 на 50, т.е. 50 процентов воды и 50 процентов хлорки, я туда не хожу. Практически всегда есть гараж или стоянка. Обычно за отдельную плату. Есть очень чистые мусоропроводы и толстые консьержки.

Двойственное впечатление производит система кондиционирования воздуха, она тут встроенная и единая для всего дома. Вытяжка тоже общая. Когда мои соседи пришли требовать от меня, чтобы я бросил курить, я был безмерно удивлен. Потом оказалось, что когда я курю у себя в комнате — вместе со мной курят все мои верхние соседи. Правда, я возразил, что когда моя соседка, толстая негритоска, каждый день жарит свои поганые лепешки, то, судя по запаху, я тоже принимаю в этом непосредственное участие. Так что квиты!

В заключение хочу дать пояснение: я написал эту заметку не для того чтобы показать, как плохо жить в США, а для того чтобы сказать, что не все в США живут как герои голливудских фильмов.

Источник

Adblock
detector