неисполнение обязательств исполнителем в связи с рпг что это значит

ВС РФ: приостановления деятельности из-за коронавируса недостаточно для признания его форс-мажором и освобождения от исполнения обязательств

vs rf priostanovleniya deyatelnosti iz za koronavirusa nedostatochno dlya priznaniya ego fors mazhorom i osvobozhdeniya ot ispolneniya obyazatelstv200
HighwayStarz / Depositphotos.com

Верховный Суд Российской Федерации, отвечая на вопросы судов о применении административного, гражданского и уголовного законодательства в условиях действия на территории РФ принятых мер по борьбе с новой коронавирусной инфекцией, сформулировал в соответствующем Обзоре особенности правоприменения в указанный период. В частности, о возможности признания эпидемиологической обстановки, ограничительных мер обстоятельствами непреодолимой силы (ч. 3 ст. 401 Гражданского кодекса РФ) либо в качестве оснований прекращения обязательства в виду невозможности его исполнения (ст. 416 ГК РФ), в том числе в связи с принятием акта государственного органа (ст. 417 ГК РФ) ВС РФ высказал позицию о том, что признание распространения новой коронавирусной инфекции обстоятельством непреодолимой силы не может быть универсальным для всех категорий должников.

Законом установлены различия в основаниях освобождения от ответственности за нарушение обязательств между гражданами и лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность. Граждане, не исполнившие обязательства, несут ответственность при наличии вины (п. 1 ст. 401 ГК РФ). Лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, должно нести ответственность, пока не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (ч. 3 ст. 401 ГК РФ).

ВС РФ напоминает, что одной из характеристик обстоятельств непреодолимой силы (наряду с чрезвычайностью и непредотвратимостью) является ее относительный характер. В обоснование данного вывода ВС РФ приводит ст. 401 ГК РФ и п. 8 постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств». В частности, Пленум разъяснил, что для признания обстоятельства непреодолимой силой необходимо, чтобы оно носило чрезвычайный, непредотвратимый при данных условиях и внешний по отношению к деятельности должника характер. При этом чрезвычайность подразумевает исключительность рассматриваемого обстоятельства, наступление которого не является обычным в конкретных условиях. А непредотвратимость – такое положение, при котором любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать наступления этого обстоятельства или его последствий. В названном постановлении Пленума ВС РФ указано, что не могут быть признаны в качестве непреодолимой силы обстоятельства, наступление которых зависело от воли или действий стороны обязательства (например, отсутствие у должника необходимых денежных средств, нарушение обязательств его контрагентами, неправомерные действия его представителей).

Из этого последовал вывод, что для признания новой коронавирусной инфекции обстоятельством непреодолимой силы для суда должны иметь значение и подлежать оценке различные факторы, такие как деятельность должника, условия ее осуществления, местонахождение его организации (регион), а также конкретные обстоятельства дела (в том числе срок исполнения обязательства, характер неисполненного обязательства, разумность и добросовестность действий должника и т. д.). ВС РФ обращает внимание на то, что применительно к нормам ст. 401 ГК РФ принимаемые органами власти и местного самоуправления ограничительные меры в отношении граждан и юрлиц (запрет на передвижение ТС, ограничение передвижения физлиц, приостановление деятельности предприятий и учреждений, отмена и перенос массовых мероприятий, введение режима самоизоляции граждан и т. п.), могут быть признаны обстоятельствами непреодолимой силы, если будут установлены их соответствие критериям обстоятельствам непреодолимой силы и причинная связь между этими обстоятельствами и неисполненным обязательством.

В случае если отсутствие необходимых денежных средств у должника вызвано, в частности, запретом определенной деятельности, установлением режима самоизоляции и т. п., то оно может быть признано основанием для освобождения от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств в соответствии со ст. 401 ГК РФ. Однако здесь также следует принимать во внимание относительность положения должника – такое освобождение будет допустимо, если разумный и осмотрительный участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог избежать неблагоприятных финансовых последствий, вызванных ограничительными мерами (например, в случае значительного снижения размера прибыли по причине принудительного закрытия предприятия общественного питания для открытого посещения).

Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Также Суд напоминает, что наступление обстоятельств непреодолимой силы не прекращает обязательство должника, если его исполнение остается возможным после того, как они отпали (п. 9 постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»). Кредитор может самостоятельно отказаться от требований к должнику из-за просрочки вследствие обстоятельств непреодолимой силы, но тогда должник не отвечает перед ним за убытки, причиненные просрочкой исполнения обязательств вследствие наступления обстоятельств непреодолимой силы (п. 3 ст. 401, п. 2 ст. 405 ГК РФ). Сторона также может быть временно освобождена на разумный период от ответственности за неисполнение обязательства, если обстоятельства непреодолимой силы носят временный характер.

Таким образом, для освобождения от ответственности за неисполнение обязательств вследствие непреодолимой силы сторона должна доказать:

Доказательствами могут выступать документы (заключения, свидетельства), подтверждающие наличие обстоятельств непреодолимой силы, выданные уполномоченными на то органами или организациями. Если указанные выше обстоятельства, за которые не отвечает ни одна из сторон, и (или) принятие актов органов госвласти или местного самоуправления привели к полному или частичному объективно невозможному исполнению обязательства на постоянной основе, то данное обязательство подлежит прекращению полностью или в части в соответствии со ст. 416 и ст. 417 ГК РФ.

Как пояснил ВС РФ, эпидемиологическая обстановка, ограничительные меры или режим самоизоляции могут стать основаниями для изменения или расторжения договора на основании ст. 451 ГК РФ, если иное не предусмотрено заключенным договором, или если он был заключен на существенно отличающихся условиях. Следует учесть, что в силу п. 4 ст. 451 ГК РФ изменение договора по данным основаниям по требованию одной из сторон возможно лишь в случаях, когда расторжение договора противоречит общественным интересам либо повлечет для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора. Последствия расторжения или изменения договора в таких случаях определяются на основании п. 3 ст. 451, п. 4 ст. 453 ГК РФ, если иное не установлено законом или иным правовым актом. Например, при нарушении исполнителем сроков выполнения работы потребитель может отказаться от исполнения договора и потребовать возврата уплаченной им цены на основании ст. 28 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I «О защите прав потребителей». В этом случае при отказе потребителя от исполнения договора потребитель вправе на основании ст. 32 названного закона требовать возврата уплаченной им цены за вычетом фактически понесенных исполнителем расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору, поскольку неисполнение договора не связано с нарушением исполнителем его условий.

Источник

Как добиться в суде признания коронавирусных ограничений форс-мажором?

ivanov viktor 144

Старший юрисконсульт ООО «Проспектаси»

специально для ГАРАНТ.РУ

Признать коронавирус обстоятельством непреодолимой силы затруднительно. Если компания отказывается платить по контракту или исполнить не денежное обязательство из-за того, что лишилась дохода в целом (или в части) в результате распространения коронавируса без ссылки на конкретные ограничения властей, суд не признает такой факт форс-мажором без веских обоснований (п. 3 ст. 401 Гражданского кодекса). Рассмотрим далее почему.

Прежде чем обратиться к конкретным случаям, важно отметить, что суды признают форс-мажором ввиду коронавируса те обстоятельства, которые были засвидетельствованы ТПП России.

Ранее заключение ТПП России можно было получить только по внешнеторговым сделкам и контрактам, но с 2020 года можно и по внутренним контрактам.

ТПП России обладает полномочиями причислять те или иные обстоятельства к форс-мажору (Положение о порядке свидетельствования ТПП России обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор) (приложение к постановлению Правления Торгово-промышленной палаты РФ от 23 декабря 2015 г. № 173-14), далее – Положение № 173-14). Для получения заявления необходимо руководствоваться письмом ТПП России от 10 апреля 2020 г. № 04в/0086 и письмом ТПП России от 7 апреля 2020 г. № Пр/0349.

ТПП России напрямую относит эпидемии к обстоятельствам непреодолимой силы (п. 1.3 Положения № 173-14). При этом эпидемию не всегда признают форс-мажором при конкретном судебном разбирательстве. Такие разъяснения дал Верховный Суд Российской Федерации в отношении пандемии коронавируса (Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 1 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 21 апреля 2020 г.), далее – Обзор ВС РФ № 1).

Сама по себе пандемия Covid-19 не является безусловным основанием для признания любого неисполнения обязательств обоснованным по причинам форс-мажорных обстоятельств. Определяющий фактор – последствия распространения вируса, например ограничительные меры властей. В связи с чем суды в каждом конкретном случае должны отдельно изучать обстоятельства дела, чтобы прийти к выводу относительно применения положений о непреодолимой силе из-за распространения коронавирусной инфекции, что зависит от категории должника, типа, условий, региона осуществления деятельности и не может быть универсальным.

ВС РФ разъяснил, когда можно признать эпидемию форс-мажором – решение зависит от категории должника, его деятельности и региона. А также от обстоятельств конкретного дела, в том числе «срока исполнения обязательства, характера неисполненного обязательства, разумности и добросовестности действий должника» (вопрос 7 Обзора ВС РФ № 1). Таким образом, форс-мажором признают не саму эпидемию, а запретительные и ограничительные меры, которые принимают власти из-за угрозы распространения вируса.

Рассмотрим две причины, которые суды считают обоснованием неисполнения обязательств вследствие ограничений ввиду распространения коронавирусной инфекции.

Причина № 1. Неисполнение денежного обязательства ввиду тяжелого материального положения из-за введения ограничений по противодействию распространения коронавируса.

Суд признал форс-мажором

Общество просило суд рассрочить исполнение решения суда ввиду тяжелого материального положения, вызванного ограничениями, введенными в качестве противодействия короновирусной инфекции и включению в список особо пострадавших отраслей.

Суд учел доводы общества, установил, что финансовые затруднения временные и предоставил рассрочку, признав обстоятельства, вызвавшие тяжелое материальное положение общества форс-мажором (определение Арбитражного суда г. Москвы от 3 сентября 2020 г. по делу № А40-227981/18-61-1719).

Суд не признал форс-мажором

Заявитель (должник) просил для исполнения решения суда дать рассрочку на 6 месяцев. Ссылался на тяжелое материальное положение из-за введения ограничительных мер в РФ.

Суд отказал в ходатайстве. По мнению суда, заявитель не доказал, что отсутствие необходимых денежных средств вызвано ограничительными мерами властей, спорную задолженность не погашал длительное время до их введения. Основная деятельность должника не включена в перечень отраслей, наиболее пострадавших от распространения коронавируса (определение Арбитражного суда Кировской области от 25 июня 2020 г. по делу № А28-10137/2019).

Должник просил отсрочить исполнение мирового соглашения, заключенного по делу о банкротстве застройщика, а именно: главный мотив – ссылка на форс-мажор в связи с коронавирусом.

Суд отказал в отсрочке. Суд отметил, что неблагоприятные последствия ввиду короновирусных ограничений могут быть основанием для освобождения от ответственности за нарушение обязательств, но не отсрочки исполнения мирового соглашения. Кроме того, нужно доказать тяжелое материальное положение, а не просто сослаться на него (определение Арбитражного суда Московской области от 24 сентября 2020 по делу № А41-29707/2018).

Подрядчик просил взыскать с бюджетного учреждения неустойку за просрочку оплаты работ. Учреждение возражало, ссылаясь на форс-мажор, в частности, задержку бюджетного финансирования в связи с коронавирусом.

Суд не принял доводы учреждения о форс-мажоре, мотивируя тем, что между задержкой бюджетного финансирования и ограничительными мерами нет связи, а указанные нерабочие дни не приостанавливают исполнение обязательства (решение Арбитражного суда Чувашской Республики от 16 июля 2020 г. по делу № А79-3793/2020).

Причина № 2. Невозможность исполнения обязательства в натуре из-за введения ограничений властей по противодействию распространения коронавируса

Суд признал форс-мажором

Общество просило признать незаконным постановление о взыскании исполнительского сбора, обосновывая заявление также тем, что в силу Постановления Правительства РФ от 3 апреля 2020 г. № 428 общество включено в Перечень стратегических организаций и в отношении него введен мораторий на возбуждение дел о банкротстве, что исключает начисление финансовых санкций, в том числе исполнительского сбора за неисполнение требований по исполнительному листу.

Суд согласился с доводами общества, постановление признал недействительным, отметил, что исполнительский сбор является штрафом, который не может начисляться на срок действия моратория, введенного в отношении заявителя, в период с 6 апреля до 6 октября 2020 года (решение Арбитражного суда Архангельской области от 17 июня 2020 г. по делу № А05-4445/2020).

Суд не признал форс-мажором

Истец просил взыскать убытки и неустойку, возникшие из-за простоя вагонов. Ответчик обосновал простой ограничениями и запретами на транзит вагонов ввиду противодействия коронавирусу.

Суд удовлетворил иск, при этом отметил, что нет причинной связи между форс-мажором и простоем, так как грузоотправитель в период ограничений минимизировал количество работников, но не приостановил работу. Кроме того, отгружался сахар, а в отношении продуктов питания ограничения не вводились (решение Арбитражного суда Ростовской области от 9 сентября 2020 г. по делу № А53-19177/2020).

Управление Роскомнадзора просило привлечь общество к ответственности по ч. 3 ст. 14.1 КоАП за непредоставление (просрочку предоставления) отчетности за I квартал 2020 года. Общество возражало, ссылаясь на форс-мажор, а именно, введение ограничений из-за коронавируса.

В заключении хочу отметить, что для успешного исхода по вопросу признания неисполнения обязательств форс-мажором ввиду коронавирусных ограничений следует представить суду обоснованную позицию с доказательствами, свидетельствующими о причинно-следственной связи между коронавирусными ограничениями и невозможностью исполнить обязательства. Дополнительным фактором для позитивного исхода дела будет предоставление сведений о наличии каких-либо преференций, например, включение в реестр особо пострадавших отраслей или мораторий на взыскание задолженностей. В связи с тем, что вопрос разрешения вышеуказанных споров носит несистемный частный характер и не имеет универсального решения судами, то рассчитывать на успех декларативных доводов без проведения серьезной работы по сбору доказательств и обоснованию позиции не приходится.

Источник

Коронавирус как форс-мажор и причина не исполнять обязательства

Распространение коронавирусной инфекции COVID-19 спровоцировало массовые нарушения договорной дисциплины, срывы поставок продукции и просрочку исполнения контрактов. В то же самое время коронавирус поможет бизнесу избежать ответственности за неисполнение договоров. Но только при определенных обстоятельствах. Рассказываем.

Неисполнение обязательств из-за коронавируса

Повсеместное распространение инфекции коронавируса внесло свои коррективы буквально во все сферы жизни, включая экономику и бизнес. Предпринимаемые государствами меры по профилактике и борьбе с пандемией неумолимо приводят к созданию барьеров для внешнеэкономической деятельности и, как следствие, ограничению свободы торговли внутри страны.

Закрытие государственных границ, запреты на ввоз и вывоз отдельных групп товаров, свертывание производств, введение режима нерабочих дней, временное закрытие предприятий из-за карантина, перевод сотрудников на режим удаленной либо неполной занятости — вот далеко не полная картина экономического мира в свете коронавируса.

Разумеется, ничего хорошего для бизнеса все это не сулит. И если ситуация с коронавирусом затянется, то, по прогнозам Торгово-промышленной палаты, около 3 млн предпринимателей могут попросту закрыть свой бизнес уже через пару месяцев.

Не последнее место в закрытии предприятий могут сыграть договорные неустойки и штрафы, которые бизнес вынужден платить за срыв поставок и затягивание сроков исполнения контрактов вследствие закрытия границ и введения других профилактических мер. Поэтому сейчас перед бизнесом остро стоит вопрос об освобождении от ответственности за неисполнение обязательств по причинам, обусловленным коронавирусом и его последствиями.

По действующим правилам организация и ИП могут быть освобождены от штрафов и неустоек при так называемых форс-мажорах, то есть обстоятельствах непреодолимой силы (п. 3 ст. 401 ГК РФ). Обычно в договорах прописывается условие о форс-мажоре. Но можно ли применять данное условие к пандемии коронавируса, для многих остается непонятным. Давайте разбираться.

Является ли коронавирус форс-мажором

Чрезвычайность — это нестандартность и исключительность обстоятельства. Поэтому чрезвычайным признается только то обстоятельство, наступление которого не является обычным в конкретных условиях. Непредотвратимость — это невозможность избежать наступления этого обстоятельства или его последствий.

Следовательно, если участник сделки докажет, что нарушил договор именно по причинам, связанным к коронавирусом (закрытие государственных границ, введение карантина, приостановление производства контрагентов, закрытие поставщиков и т. д.), штрафов и неустоек можно будет избежать.

Сразу отметим, что сам по себе коронавирус форс-мажором в суде считаться не будет. Форс-мажором будет считаться то или иное последствие коронавируса, которое объективно препятствует или делает невозможным исполнение сделки.

Позиция Верховного Суда по признанию коронавируса форс-мажором

Все перечисленные меры могут быть признаны обстоятельствами непреодолимой силы, если будет установлена причинная связь между этими обстоятельствами и неисполнением обязательства.

При этом признание антивирусных мер, принимаемых властями, форс-мажором зависит от типа осуществляемой организациями/ИП деятельности, условий ее осуществления, а также региона, в котором действует организация/ИП.

Понятно, что если в регионе осуществления предпринимательской деятельности не было введено никаких ограничительных мер, то организации и ИП, нарушившие договорные обязательства, не вправе ссылаться на коронавирус. И наоборот — если договор не был исполнен, например из-за отмены массовых мероприятий или приостановления работы предприятия, то организация и ИП могут избежать ответственности за нарушение обязательств, сославшись на форс-мажор.

То же самое касается и финансовых трудностей, которые сейчас испытывают многие предприятия.

ВС РФ отмечает, что отсутствие у должника необходимых денежных средств не является основанием для освобождения от ответственности за неисполнение обязательств. Но если отсутствие денег вызвано, например, запретом деятельности, установлением режима самоизоляции и т. п., то оно может быть признано основанием для освобождения от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств в связи с форс-мажором.

Что считается форс-мажором при коронавирусе

Примерный перечень обстоятельств, которые признаются форс-мажором, в том числе и при коронавирусе, приведен в п. 1.3. Положения о порядке свидетельствования обстоятельств непреодолимой силы, утв. постановлением Правления ТПП от 23.12.2015 № 173-14.

Таким образом, обстоятельства, так или иначе обусловленные коронавирусом и не зависящие от воли сторон договора (контракта), могут быть признаны форс-мажором. Причем организация/ИП, желающие избежать договорной ответственности, обязаны будут предоставить документальное подтверждение наличия обстоятельств, которые помешали исполнить договор.

Как доказать форс-мажор при коронавирусе

Внешнеторговые сделки и международные договоры

По действующему законодательству обстоятельства форс-мажора по всем внешнеторговым сделкам и международным договорам сейчас свидетельствует Торгово-промышленная палата РФ (ст. 15 Закона РФ от 07.07.1993 «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации»).

Чтобы при неисполнении обязательства ссылаться на форс-мажор, возникший по причине коронавируса, организация и ИП должны получить в ТПП соответствующий сертификат о форс-мажоре.

Сертификат оформляется и выдается ТПП на основании письменного заявления заинтересованного лица. В заявлении нужно указать реквизиты и предмет заключенного договора, обязательства заявителя по данному договору, порядок и сроки их исполнения, а также событие, которое заявитель считает обстоятельством форс-мажором, препятствующее надлежащему исполнению указанных обязательств.

Оформление сертификата о форс-мажоре осуществляется в течение десяти рабочих дней с даты регистрации в ТПП заявления и представленных документов.

Внутрироссийские договоры и соглашения

Что касается внутрироссийских договоров и соглашений, то их ненадлежащее исполнение также должно быть документально обосновано.

В качестве документального подтверждения неисполнения договора из-за последствий коронавируса могут служить разного рода принимаемые Правительством РФ, регионами и муниципалитетами указы, распоряжения и постановления, в той или иной степени временно ограничивающие свободу экономической деятельности по санитарно-эпидемиологическим основаниям. Например, таковым может считаться распоряжение городской администрации о приостановлении из-за коронавируса деятельности ТЦ, заведений общепита, предприятий торговли и так далее.

При этом отсутствие ограничительных мер со стороны властей уже не позволит ссылаться на объективную невозможность исполнения обязательств в целях освобождения от ответственности. Поскольку, как мы говорили ранее, сам по себе коронавирус не является основанием для нарушения условий контрактов и не влечет отмену ранее принятых на себя обязательств в части уплаты неустоек и штрафов.

Еще полезные материалы на сайте БУХ.1С в разделах:

Источник

Согласно ст. 94 ФЗ № 44 исполнение контракта включает в себя следующий комплекс мер, реализуемых после заключения контракта и направленных на достижение целей осуществления закупки путем взаимодействия заказчика с поставщиком (подрядчиком, исполнителем) в соответствии с гражданским законодательством и ФЗ № 44, в том числе:

Однако заказчики могут нарваться на недобросовестных контрагентов, которые, не выполнив своевременно свои договорные обязательства, нанесут вред хозяйственной деятельности организаторов закупок. На такие случаи законодатель предусмотрел для заказчиков меры правовой защиты, а именно:

В соответствии с ч.4 ст. 34 ФЗ № 44 в контракт включается обязательное условие об ответственности заказчика и поставщика (подрядчика, исполнителя) за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, предусмотренных контрактом. Как и каким образом начисляются пени и штрафы участникам закупочного процесса определено Постановлением Правительства РФ от 30.08.2017 № 1042, которым утверждены «Правила определения размера штрафа, начисляемого в случае ненадлежащего исполнения заказчиком, неисполнения или ненадлежащего исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательств, предусмотренных контрактом (за исключением просрочки исполнения обязательств заказчиком, поставщиком (подрядчиком, исполнителем), и размера пени, начисляемой за каждый день просрочки исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательства, предусмотренного контрактом»

На практике нередко возникают спорные ситуации, при разрешении которых участвуют и антимонопольные службы, и судебные органы. Рассмотрим несколько примеров.

Практика ФАС

В УФАС России поступило заявление заказчика о включении в реестр недобросовестных поставщиков сведений об участнике при проведении электронного аукциона по выполнению работ по строительству многофункциональной спортивной площадки. При рассмотрении дела антимонопольная служба установила, что 02 октября 2017 года между заказчиком и подрядчиком заключен контракт на сумму 1 557 504,73 рублей, согласно которому последний обязался выполнить строительные работы до 16.11.2017 г. В связи с тем, что работы по данному контракту на объекте ведутся с отставанием от предоставленного графика производства работ, 25.10.2017 заказчик направил в адрес подрядчика соответствующее письмо. После этого организатор процедуры дважды направлял претензионное обращение с требованием об оплате штрафа за неисполнение обязательств по контракту в размере 402 300, 81 рублей. Не получив ответа, заказчик согласно п.13.3 заключенного контракта принял решение об одностороннем отказе его исполнения, разместив такие сведения в ЕИС. На заседании комиссии УФАС подрядчик не предоставил никаких доказательств устранения нарушений условий вышеназванного контракта. Проанализировав материалы дела, антимонопольный орган в соответствии со ст. 104 ФЗ № 44 и Постановлением Правительства РФ № 1062 ОТ 25.11.2013 [6] принял решение о включении в реестр недобросовестных поставщиков сведений о вышеназванном подрядчике. (Решение УФАС по Краснодарскому краю по делу № РНП-23-72/2018 от 21.02.2018).

Антимонопольная служба, рассмотрев жалобу участника на действия заказчика при проведении открытого конкурса в электронной форме по выполнению работ по проектированию сети автоматических пунктов весового и габаритного контроля (АПВГК), осуществила внеплановую проверку на основании ст.ст. 99, 106 ФЗ № 44. По мнению заявителя, условиями проекта контракта о сроке оплаты выполненных работ организатор процедуры исключил возможность применения положений об ответственности заказчика за неисполнение обязательств по контракту, чем допустил нарушение требований частей 4, 5 ст. 34 ФЗ № 44. Изучив материалы дела, комиссия УФАС пришла к выводу, что закупочная документация не содержит указания на определённую календарную дату или условия, определяющие окончание течения срока для оплаты работ, исчисляемого периодом времени, что является нарушением требований ч. 13 ст. 34 Закона о контрактной системе. В своем решении контролирующий орган поддержал доводы заявителя, признав организатора закупки нарушившим нормы действующего законодательства о закупках. (Решение УФАС по Удмуртской Республике по делу № 018/06/106-433/2019 от 07.06.2019)

Судебная практика

Заказчик обратился с иском в Арбитражный суд к поставщику о взыскании 2 088 843,3 руб. неустойки за просрочку исполнения муниципального контракта на поставку автобусов для перевозки детей и 266 162,5 руб. штрафа. Согласно решению суда первой инстанции исковые требования удовлетворены частично, с поставщика в пользу заказчика взыскано 79 848,75 руб. неустойки. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.Постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда данное решение изменено, иск удовлетворен частично: с поставщика в пользу организатора закупки взыскано 79 848,75 руб. неустойки и 266 162,50 руб. штрафа за неисполнение контракта. В удовлетворении остальной части иска отказано. Не согласившись с таким решением, контрагент обратился с заявлением в кассационную инстанцию, в котором просит судебные акты нижестоящих судов отменить и принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении исковых требований в полном объеме. При рассмотрении данной жалобы, кассационный суд установил, что поставщик обязался поставить автобусы (3 ед.) для перевозки детей в течение 60 рабочих дней с даты подписания контракта, а заказчик обязался принять и оплатить поставленные транспортные средства. Согласно пункту 5.1 контракта его цена составляет 5 323 250 руб. и включает стоимость автобусов, транспортные расходы до места поставки, погрузочно-разгрузочные работы, затраты на страхование, упаковку, маркировку, уплату таможенных пошлин, налогов, сборов и других обязательных платежей. По причине отсутствия товара поставщик обратился к заказчику с предложением о расторжении контракта по соглашению сторон в связи с переносом заводом-изготовителем сроков поставки автобусов, предусмотренных условиями спорного контракта. Ссылаясь на нарушение поставщиком обязательств по поставке товара в установленный контрактом срок, заказчик обратился в арбитражный суд, который удовлетворяя заявленные требования в части, пришел к выводу о доказанности факта нарушения контрагентом срока поставки автобусов, предусмотренного контрактом, и обоснованности взыскания неустойки, начисленной за период действия контракта. При этом, суд первой инстанции не усмотрел правовых оснований для взыскания пени за неисполнение обязательств по поставке названных транспортных средств за пределами срока действия договора, а также фиксированного штрафа за ненадлежащее исполнение поставщиком обязательств, предусмотренных контрактом. В дальнейшем седьмой арбитражный апелляционный суд, поддерживая выводы нижестоящего суда относительно правомерности удовлетворения исковых требований о взыскании неустойки в части, тем не менее, не согласился с выводами суда первой инстанции о необоснованности требования о взыскании фиксированного штрафа, в связи с чем изменил оспариваемое решение. По итогам рассмотрения жалобы, суд кассационной инстанции пришел к выводу, что седьмой арбитражный апелляционный суд правильно разрешил имеющийся спор и поддержал его выводы. (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 06.06.2018 № Ф04-1037/18 по делу А27-7452/2017)

Мнение Президиума ВС РФ о взыскании неустойки и штрафа по контракту:

В пункте 36 Обзора судебной практики применения законодательства РФ о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 28.06.2017 разъяснено, что пеня за просрочку исполнения обязательств по государственному (муниципальному) контракту подлежит начислению до момента прекращения договора в результате одностороннего отказа заказчика от его исполнения. Одновременно за факт неисполнения государственного (муниципального) контракта, послужившего основанием для одностороннего отказа от договора, может быть взыскан штраф в виде фиксированной суммы.

Заказчик обратился в Арбитражный суд с исковыми требованиями к поставщику о взыскании неустойки в размере 222 311 руб. 10 коп. по заключенному контракту. В своем решении суд первой инстанции поддержал доводы организатора закупки и удовлетворил его требования. Не согласившись с принятым судебным актом, контрагент обратился в Девятый арбитражный апелляционный суд с жалобой, в которой просил решение суда отменить и отказать в удовлетворении исковых требований заказчика. При рассмотрении жалобы и проверке материалов дела, суд апелляционной инстанции установил, что 16.01.2018 между заказчиком и инициатором обращения заключен договор поставки стального каната. Согласно названному контракту, обязательство по поставке товара должно быть исполнено контрагентом в течение 21 календарного дня с момента заключения договора. Однако, в связи с невозможностью поставки товара в оговоренные сроки, поставщик направил соответствующее письмо в адрес организатора процедуры закупки. В связи с неисполнением обязательств контрагентом по поставке продукции в установленные сроки, заказчиком было принято решение об одностороннем отказе от исполнения контракта. В соответствии с вышеуказанном договором за неисполнение контракта установлен штраф в размере 5 % от его цены и составляет 222 311, 10 руб. Требование заказчика о взыскании данного штрафа суд первой инстанции посчитал обоснованным и подлежащим удовлетворению в полном объеме. В апелляционной жалобе поставщик указывает на несоразмерность размера такого штрафа нарушенным обязательствам, однако каких-либо доказательств в подтверждение этого не предоставил. Апелляционная инстанция отклонила доводы контрагента и посчитала, что нижестоящий суд правильно установил все фактические обстоятельства дела и вынес справедливое и законное решение в пользу заказчика о взыскании штрафа в заявленном им размере. (Постановление девятого арбитражного апелляционного суда по делу № А40-22331/19 от 15.07.2019)

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что и заказчикам, и поставщикам необходимо добросовестно исполнять принятые на себя обязательства по контракту, в противном случае им может грозить ответственность, предусмотренная действующим законодательством о закупках. В любом случае, за защитой своих прав участники закупочного процесса могут обратиться в контролирующие и судебные органы.

[1] Федеральный закон «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» от 05.04.2013 N 44-ФЗ

[2] Постановлением Правительства РФ от 30.08.2017 № 1042 утверждены «Правила определения размера штрафа, начисляемого в случае ненадлежащего исполнения заказчиком, неисполнения или ненадлежащего исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательств, предусмотренных контрактом (за исключением просрочки исполнения обязательств заказчиком, поставщиком (подрядчиком, исполнителем), и размера пени, начисляемой за каждый день просрочки исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательства, предусмотренного контрактом»

[3] Постановлением Правительства РФ от 30.08.2017 № 1042 утверждены «Правила определения размера штрафа, начисляемого в случае ненадлежащего исполнения заказчиком, неисполнения или ненадлежащего исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательств, предусмотренных контрактом (за исключением просрочки исполнения обязательств заказчиком, поставщиком (подрядчиком, исполнителем), и размера пени, начисляемой за каждый день просрочки исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательства, предусмотренного контрактом»

[6] Постановление Правительства Российской Федерации от 25.11.2013 № 1062 «О порядке ведения реестра недобросовестных поставщиков (подрядчиков, исполнителей)»

Источник

Adblock
detector