невозможность исполнения обязательств подразделяется на такие виды обстоятельств как

Статья 416 ГК РФ. Прекращение обязательства невозможностью исполнения

1. Обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана наступившим после возникновения обязательства обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает.

2. В случае невозможности исполнения должником обязательства, вызванной виновными действиями кредитора, последний не вправе требовать возвращения исполненного им по обязательству.

Комментарии к ст. 416 ГК РФ

1. Невозможность исполнения, т.е. совершения действий, составляющих содержание обязательств, может быть как фактической, так и юридической. Комментируемая статья имеет в виду первую. Речь идет о невозможности исполнить обязательство в натуре в силу различных обстоятельств фактического характера, в частности гибели индивидуально-определенной вещи, составляющей предмет обязательства.

2. Невозможность исполнения различается по времени ее возникновения: она может быть первоначальной, т.е. существовавшей в момент, когда обязательство должно было возникнуть, и последующей, наступившей уже в период действия обязательства. Комментируемая статья имеет в виду только последующую невозможность исполнения, поскольку при первоначальной обязательство вообще признается не возникшим.

3. В случае, когда невозможность исполнения связана с обстоятельствами, которые в силу ст. 401 ГК (см. коммент.) влекут наступление ответственности, одновременно с прекращением первоначального обязательства возникает обязательство возместить причиненные убытки или уплатить предусмотренную в первоначальном обязательстве неустойку.

4. Пункт 2 комментируемой статьи выделил из всех возможных обстоятельств, повлекших невозможность исполнения, только то, которое вызвано виновными действиями кредитора. Исключительный характер соответствующей нормы позволяет от противного сделать вывод, что во всех не охваченных ею случаях ответственности, т.е. при отсутствии своей вины, кредиторы вправе требовать возвращения исполненного по договору. Такое решение соответствует ст. 1102 ГК, т.к. должник в указанном случае оказывается в положении неосновательно обогатившегося.

5. Комментируемая статья не распространяется на денежные обязательства, поскольку к ним неприменимо понятие невозможности исполнения в натуре. Соответствующий вывод вытекает из п. 3 ст. 401 ГК (см. коммент.).

Источник

Невозможность исполнения

Обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает.

Невозможность исполнения означает неосуществимость исполнения обязательства. При прекращении обязательства невозможностью исполнения не предусматривается возмещение одной из сторон другой убытков, вызванных прекращением обязательства. Невозможностью исполнения могут быть прекращены обязательства как договорного, так и внедоговорного характера.

Виды невозможности исполнения:

1. фактическая невозможность исполнения, которая обычно связана с изменениями, происшедшими с предметом исполнения, если он незаменим (гибель индивидуально-определенной вещи), либо с субъектом исполнения (потеря певцом голоса на концерте).

2. юридическая невозможность исполнения возникает в случаях, когда исполнению препятствует издание акта государственного органа.

Причиной возникновения невозможности исполнения, служат определенные «обстоятельства», т.е. юридические факты, препятствующие исполнению обязательства. Невозможность исполнения может наступить как в результате событий, не зависящих от воли людей, так и в результате действий сторон обязательства или третьих лиц. Однако прекращение обязательства в связи с невозможностью исполнения будет иметь место только в случае, если ни одна из сторон за это не отвечает.

Невозможность исполнения не всегда связана с наличием или отсутствием вины одной из сторон. Например, субъект предпринимательской деятельности по общему правилу будет отвечать даже за наступившую случайно невозможность исполнения. Освобождает его от ответственности только невозможность исполнения, возникшая в результате действия непреодолимой силы, если иное не предусмотрено законом или договором.

Не влекут прекращения обязательства, связанного с осуществлением предпринимательской деятельности, такие обстоятельства, как нарушение обязанностей контрагентами должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, а также отсутствие у должника необходимых денежных средств.

При гибели родовых вещей невозможность исполнения обычно не наступает, поскольку они могут быть заменены другими вещами того же рода и качества, исключение если потребитель предъявил продавцу требование о замене товара с недостатками на товар той же марки, но такой товар уже снят с производства либо прекращены его поставки и т.п.

Не признается невозможностью исполнения случай, когда обязательство не может быть исполнено конкретным способом, если не исключено применение иных способов исполнения (например, если невозможно в силу не зависящих от сторон обстоятельств доставить груз по железной дороге, но имеется возможность отправить его автомобильным или воздушным транспортом).

Экономическая невозможность исполнения означает, что хотя реальная возможность исполнения обязательств, несмотря на наступление определенных обстоятельств, за которые ни одна из сторон не отвечает, сохраняется, однако исполнение может привести к несоразмерным затратам со стороны должника. Экономическая невозможность исполнения договорных обязательств может явиться основанием для заявления требования об изменении или расторжении договора.

Невозможность исполнения может быть полной или частичной. При частичной невозможности исполнения обязательство по общему правилу прекращается частично. Вместе с тем, учитывая право кредитора не принимать исполнения по частям, обязательство может прекратиться полностью и при частичной невозможности исполнения (например, если часть передаваемой по договору купли-продажи библиотеки была уничтожена).

Кредитор, виновные действия которого привели к невозможности исполнения обязательства, не вправе требовать возвращения исполненного.

Кредитор лишается права требовать возврата переданного во исполнение обязательства только при наличии вины в наступлении невозможности исполнения, следовательно, если невозможность возникла по другим обстоятельствам, за которые кредитор отвечает (например, в случае, если обязательство связано с осуществлением предпринимательской деятельности), право на возвращение переданного сохраняется.

Отсутствие у должника необходимых денежных средств не рассматривается как невозможность исполнения обязательства.

3. Договор доверительного управления имуществом (понятие, характеристика стороны, форма, содержание, права и обязанности сторон). Ответственность доверительного управляющего.

Понятие.

Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему. Передавая имущество в доверительное управление, собствен­ник не передает управляющему правомочия по владению, пользо­ванию и распоряжению, но пока действует договор он сам их осуществлять не может.

Основания передачи имущества в доверительное управление:

1. волеизъявление учредителя управления;

2. необходимость управления имуществом лица, находящегося под опекой или попечительством. Права учредителя управления в этом случае принадлежат со­ответственно органу опеки и попечительства;

3. назначение исполнителя завещания. Права учредителя управления в этом случае принадлежат исполнителю заве­щания (душеприказчику);

4. иные основания, предусмотренные законом.

Характеристика.

· реальный. Договор считается заключенным с момента передачи имуще­ства управляющему в доверительное управление. Если же договор доверительного управления имуществом подлежит государствен­ной регистрации, он считается заключенным с момента его регистрации;

· взаимный – когда возмездный, односторон­ний – когда безвозмездный.

· пообщемуправилу свободный, но когда доверительное управление имуществом учреждается по закону – обязательный (например для ООиП по решению суда при необходимости постоянного управления имуществом гражданина, признанного безвестно от­сутствующим).

· м/б договором в пользу его участников, и договором в пользу третьего лица.

Содержание

Существенные условия

1) предмет – юридические и фактические действия управляющего в интересах выгодоприобретателя

2) состав имущества, передаваемого в доверительное управление;

3) наименование ЮЛ или имя гражданина, в интересах которых осуществляется управление имуществом (учредителя управления или выгодоприобретателя);

4) размер и форма вознаграждения управляющему, если выплата вознаграждения предусмотрена договором, в т.ч. вне зависимости от возмездного или безвозмездного характера договора доверительный управляющий имеет право еще и на возмещение понесенных им при исполнении договора необходимых расходов, но за счет доходов от использования имущества.

5) срок действия договора.

Объект доверительного управления – имущество (индивидуально-определенные вещи, а также вещи, которые будут созданы или приобретены в бу­дущем, после заключения договора доверительного управления имуществом), в том числе имущественные права, за исключением:

1) имущества, находящегося в хозяйственном ведении;

2) имущества, находящегося в оперативном управлении;

3) денег как самостоятельного объекта, если иное не предусмотрено законом.

Участники

Форма – письменная, м/б путем составления одного документа, подписанного сторонами, и путем обмена документами посредством почтовой, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

Договор доверительного управления недвижимым имуществом д/б заключен в простой письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами. Передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации. Несоблюдение формы договора и требования о регистрации недвижимого имущества влечет за собой недействительность договора.

Права и обязанности.

1) доверительного управляющего.

i) лично осуществлять управление вверенным ему имуществом. Доверительный управляющий может поручить другому лицу совершать от имени доверительного управляющего действия, необходимые для управления имуществом, если он уполномочен на это договором доверительного управления имуществом, либо получил на это согласие учредителя в письменной форме, либо вынужден к этому в силу обстоятельств для обеспечения интересов учредителя управления или выгодоприобретателя и не имеет при этом возможности получить указания учредителя управления в разумный срок. Доверительный управляющий отвечает за действия избранного им поверенного как за свои собственные.

ii) надлежаще осуществлять управление вверенным ему имуществом. Доверительный управляющий обязан обособить вверенное ему имущество от своего личного имущества, а также от находящегося у него иму­щества других лиц.

iii) поддерживать вверенное ему имущество в надлежащем состоянии и обеспечивать его сохранность.

iv) принимать все необхо­димые и доступные ему разумные меры, чтобы не допустить обесценения вверенного ему имущества.

v) предоставлять учреди­телю управления и выгодоприобретателю отчет о своей деятельно­сти в сроки и в порядке, которые установлены договором довери­тельного управления имуществом.

vi) осуществлять деятель­ность по доверительному управлению имуществом в течение всего срока действия договора и не вправе в одностороннем порядке от­казаться от договора. Искл. если наступили обстоятельства, при которых он не может лично осуществлять доверительное управление иму­ществом, например в случае ухудшения своего здоровья. При этом он обязан уведомить учредителя управления об отказе от осущест­вления доверительного управления за 3 месяца, если договором не предусмотрен иной срок уведомления.

vii) не вправе использовать вверен­ное ему имущество в своих интересах или в интересах третьих лиц.

viii) не вправе обращать переданное ему имущество в свою собственность или собственность своих родственников, акционеров, дочерних предприятий и т. п.

ix) распоряже­ние недвижимым имуществом доверительный управляющий осу­ществляет только в случаях, предусмотренных договором довери­тельного управления имуществом.

i) от своего имени осуществ­лять принадлежащие учредителю управления правомочия по вла­дению, пользованию и распоряжению этими вещами. Если в дове­рительное управление передаются субъективные права, довери­тельный управляющий вправе осуществлять от своего имени те действия, возможность совершения которых предусмотрена со­держанием этих прав.

ii) требовать устранения всякого нарушения своих правомочий.

2) учредителя управления и выгодоприобретателя.

i) осуществлять контроль за деятельностью управляющего в части соответствия ее условиям заключенного договора, не вмешиваясь в оператив­но-хозяйственную деятельность по управлению имуществом. Для этого он вправе получать все необходимые сведения и отчеты от управляющего в сроки, установленные договором, а если догово­ром такие сроки не установлены, — в разумные сроки. В случае выявления нарушений условий договора учредитель управления вправе требовать от доверительного управляющего устранения этих нарушений и их последствий в разумные сроки.

ii) требовать передачи ему доходов и иных поступлений, полученных в ре­зультате доверительного управления его имуществом, если иное не предусмотрено условиями договора.

iii) в любое время отказаться от договора при условии выплаты доверительному управляющему обусловленного догово­ром вознаграждения. Об этом он обязан уведомить управляющего за 3 месяца до прекращения договора.

i) выплатить доверительному управляющему вознаграждения, предусмотренного договором, и возмещение ему необходимых расходов по доверительному управлению имуществом.

ii) обеспечить доверительного управляющего сведениями и документацией, необходимыми ему для эффективно­го управления имуществом.

iii) не вме­шиваться в оперативно-хозяйственную деятельность по управле­нию его имуществом и т. д.

iv) не вправе отчуждать, сда­вать в залог и совершать иные сделки в отношении имущества, переданного в доверительное управление.

Если договор доверительного управления имуществом заклю­чен в пользу третьего лица (выгодоприобретателя), то указанные выше права возникают не у учредителя управления, а у выгодоприобретателя. Кроме того, выгодоприобретатель вправе в любое время и без каких-либо условий отказаться от прав, предоставленных ему по договору доверительного управле­ния имуществом. В этом случае договор доверительного управле­ния имуществом прекращается. Однако в самом договоре м/б предусмотрено иное, например, что права выгодоприобрета­теля в случае его отказа от договора переходят к учредителю управления или вновь назначенному им лицу.

Ответственность учредителя управления и доверительного управ­ляющего перед третьими лицами.

Учредитель, передавший имущество в доверительное управле­ние, не отвечает этим имуществом по своим обязательствам. Исключение:

— переход в довери­тельное управление имущества, обремененного залогом.

Доверительный управляющий отвечает переданным имуществом по всем обязательствам, возникшим в связи с доверительным управлением. При недостаточности этого имущества взыскание м/б об­ращено на имущество, принадлежащее самому доверительному управляющему. Когда для исполнения обязательств, возник­ших в связи с доверительным управлением имуществом, не хвата­ет не только имущества, переданного в доверительное управление, но и личного имущества управляющего, взыскание обращается на имущество учредителя управления, не переданное в доверительное управление.

На доверительного управляющего возлагается обязанность информировать третьих лиц о том, что он действует в качестве доверительного управляющего, а в письменных доку­ментах после имени или наименования дове­рительного управляющего должна быть сделана пометка «Д. У.». При несоблюдении этих требований доверительный управляющий считается обязанным перед третьими лицами лично и отвечает перед ними только принадлежащим ему имуществом.

Если доверительный управляющий при совершении сделки выходит за рамки предоставленных ему полномочий или нарушает установленные для него ограничения, то он лично несет обязан­ности, возникшие из данной сделки, и отвечает своим личным имуще­ством, а не имуществом, переданным ему, если третьи лица знали или должны были знать о превышении полномочий или нарушении ограничений. Если не знали то обязательства исполняются в обычном порядке.

Ответственность доверительного управляющего перед учредите­лем управления и выгодоприобретателем

Ответственность доверительного управляющего перед выгодо­приобретателем ограничивается упущенной выгодой за время до­верительного управления имуществом, так как выгодоприобрета­тель, может понести убытки только в части не полученной им выгоды. Учредителю управле­ния возмещаются убытки, причиненные утратой или повреждени­ем его имущества.

Когда доверительное управление иму­ществом учреждается в пользу самого учредителя управления, ему возмещается не только реальный ущерб, но и упущенная выгода.

М/б преду­смотрено предоставление доверительным управляющим залога.

Прекращение.

2. отказа выгодоприобретателя от получения выгод по договору, если договором не предусмотрено иное;

4. признания индивидуального предпринимателя – доверительного управляющего несостоятельным (банкротом);

5. отказа доверительного управляющего или учредителя управления от доверительного управления в связи с невозможностью для доверительного управляющего лично осуществлять доверительное управление имуществом;

6. отказа учредителя управления от договора по иным причинам при условии выплаты доверительному управляющему обусловленного договором вознаграждения;

7. признания несостоятельным (банкротом) гражданина-предпринимателя – учредителя управления.

Источник

Статья 416. Прекращение обязательства невозможностью исполнения

1. Обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана наступившим после возникновения обязательства обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает.

2. В случае невозможности исполнения должником обязательства, вызванной виновными действиями кредитора, последний не вправе требовать возвращения исполненного им по обязательству.

Комментарий к ст. 416 ГК РФ

1. Невозможность исполнения обязательства означает неосуществимость прав и неисполнимость обязанностей, входящих в его содержание.

2. Формулировка п. 1 комментируемой статьи не вполне корректна, поскольку ставит решение вопроса о судьбе обязательства в зависимость от ответственности сторон за его неисполнение. Вместе с тем между этими вопросами нет (и не может быть) подобной взаимообусловленности. Очевидно, что привлечение должника к ответственности не может сделать неосуществимое осуществимым. Так, в ситуации гибели индивидуально-определенной вещи, являющейся предметом обязательства, исполнение его становится невозможным независимо от причин, вызвавших такую гибель.

Правопрекращающий эффект имеет любая невозможность исполнения независимо от того, вызвана ли она обстоятельствами, лежащими вне сферы ответственности сторон, или нет. Вместе с тем причины, вызвавшие невозможность исполнения, отнюдь не безразличны для определения дальнейших взаимоотношений между сторонами. В случае когда невозможность исполнения явилась следствием обстоятельств, лежащих вне сферы ответственности сторон, она выступает исключительно в качестве правопрекращающего факта. Если же невозможность обусловлена обстоятельствами, за которые ответственна одна из сторон, одновременно с прекращением первоначального (регулятивного) обязательства возникает новое охранительное обязательство, в рамках которого эта ответственность реализуется.

3. Юридический эффект прекращения обязательства производит лишь постоянная невозможность исполнения, т.е. невозможность, носящая неопределенно длительный характер. В противоположность ей временная невозможность должна рассматриваться лишь как определенного рода затруднительность исполнения. Она не может прекратить обязательство, а лишь отсрочивает момент его исполнения.

4. В зависимости от времени возникновения различают невозможность первоначальную, существующую уже к моменту установления обязательства, и последующую, т.е. наступившую в период действия обязательства.

Таким образом, следует признать, что обстоятельство невозможности во всех случаях должно оцениваться только в момент наступления срока исполнения обязательства, а первоначальная невозможность должна рассматриваться по правилам комментируемой статьи.

5. Последствием невозможности исполнения является прекращение права кредитора и обязанности должника, составляющих содержание обязательства.

В случае, когда указанное обязательство возникло из взаимного договора и являлось встречным и взаимообусловленным по отношению к другому обязательственному отношению, последнее также прекращается. Поскольку тем самым отпадает основание уже совершенного предоставления, оно должно быть возвращено по правилам гл. 60 ГК как неосновательное обогащение.

В изъятие из общего правила п. 2 комментируемой статьи устанавливает, что, если причиной невозможности явились виновные действия кредитора, последний не вправе требовать возвращения исполненного им (как должником) по встречному обязательству. Тем самым законодатель создает специальный случай недопустимости возврата неосновательного обогащения.

Судебная практика по статье 416 ГК РФ

Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства, учитывая обстоятельства, установленные судебными актами по делам N А82-592/2007, А82-7030/2012, А82-7048/2013, А82-16899/2014, А82-8424/2015, А82-6532/2016, А82-11711/2016, принимая во внимание, что в период действия разрешения на строительство от 01.08.2014 и договора аренды земельного участка от 16.04.2013 N 24566-о строительство жилого дома на данном земельном участке стало невозможно ввиду внесения изменений в генеральный план города Ярославля, в соответствии с которыми территория спорного земельного участка была отнесена к зоне рекреационного назначения (с 29.11.2015), что исключает возможность строительства согласно действующим Правилам землепользования и застройки города Ярославля, и соответственно, исполнения мэрией обязательства по предоставлению спорного земельного участка, суды пришли к выводу, что с 29.11.2015 договор от 15.04.2003 N 2-5т прекратил свое действие в том виде, в котором стороны согласовали его условия в 2003 году, в связи с чем, при отсутствии доказательств предоставления истцу иного земельного участка для указанных целей, руководствуясь статьями 8, 10, 15, 307, 395, 416, 423, 1064, 1102, 1103, 1105, 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 36, 37 Градостроительного кодекса Российской Федерации, сочли о наличии у мэрии обязанности по возмещению стоимости полученных квартир и полученных от истца денежных средств в размере 2 897 100 руб., а также убытков, вызванных изменением стоимости переданных ответчику и невозвращенных кооперативу квартир.

Оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам статей 65, 69 и 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, проанализировав условия договора от 20.06.2008 N 6670/1 о развитии застроенной территории площадью 14 203 кв. м, суд, учитывая обстоятельства вступивших в законную силу судебных актов по делам N А32-12649/2017 и N А32-22710/2007, и руководствуясь статьями статьи 15, 309, 327.1, 328, 416, 432, 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 46.2 Градостроительного кодекса Российской Федерации, признал неисполнение администрацией принятых на себя обязательств по договору, что повлекло прекращение встречных обязательств общества; администрация не доказала причинение ей убытков в результате действий (бездействия) общества и причинно-следственную связь между его действиями (бездействием) и понесенными администрацией убытками, в связи с чем отказал в иске.

Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя заявленное требование, суд апелляционной инстанции, исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь положениями статей 416, 539 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 3 Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ «Об электроэнергетике», части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции, Правилами N 442, пришел к выводу о незаконности ненормативного акта антимонопольного органа, с чем согласился суд округа.

Придя к выводу, что обязательства сторон по спорным договорам прекращены в феврале 2017 г. с момента возникновения обязательств по управлению многоквартирным домом у управляющей организации, избранной по результатам проведенного органами местного самоуправления открытого конкурса, в силу императивных норм статьи 416 Гражданского кодекса Российской Федерации, части 3 статьи 200 Жилищного кодекса Российской Федерации и Федерального закона от 21.07.2014 N 255-ФЗ «О внесении изменений в Жилищный кодекс Российской Федерации, отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации», суд округа в удовлетворении требований отказал.

Оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, установив, что ответчиком оплачены услуги, оказанные истцом в соответствии с дополнительным соглашением от 16.02.2015 N 1 к договору N 1-01/15 от 12.01.2015, путем зачета взаимных требований, руководствуясь статьями 313, 410, 416, 421, 779 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу о том, что обязательства по оплате работ прекращены по основаниям, установленным статьей 410 Гражданского кодекса Российской Федерации, и об отсутствии у ответчика задолженности по спорному договору.

Сославшись на положения статей 323, 416, 1175 Гражданского кодекса, суд округа также отметил, что судами не устанавливалась стоимость перешедшего к наследникам имущества, пределами которой ограничена их ответственность по долгам наследодателя.
Обжалуемое постановление принято в пределах полномочий, предусмотренных статьями 286, 287 АПК РФ.

Оценив представленные доказательства с позиции статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь положениями статей 181.1, 181.4, 209, 416, 1005 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 44, 46, 161, 162 Жилищного кодекса Российской Федерации, принимая во внимание, что истец не является стороной спорных договоров, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о недоказанности истцом наличия у него материально-правового интереса в оспаривании указанных договоров.

Источник

Adblock
detector